Излечим ли гепатит с

Вирусный гепатит С является одной из актуальных проблем общественного здравоохранения. Отвечаем — гепатит C излечим! Это подтверждается исследованиями и медицинской практикой.

Несмотря на то, что излечиться от гепатита С вполне возможно, практически всегда приходится мириться с побочными эффектами антивирусной терапии.

Одни думают, что гепатит – проблема людей из групп риска, другие в панике ходят на маникюр со своими инструментами. А мы приглашаем специалиста, чтобы разобраться в рисках и перспективах.

Одни думают, что гепатит – проблема наркоманов, другие в панике ходят на маникюр со своими инструментами. Кто прав? Разобраться в вопросе нам помог Василий Андреевич Исаков, профессор, заведующий отделением гастроэнтерологии и гепатологии клиники питания НИИ питания РАМН. Хотя формально специальности «гепатолог» у нас не существует, о печени и гепатитах Василий Исаков знает все.

Многие считают, что гепатиты – проблема только людей из групп риска. Это так?


Когда человек болен, все остальные факторы не имеют значения. Действительно, прежде всего в группу риска входят лица, употребляющие наркотики внутривенно. Но и обычное население инфицировано достаточно, потому что пути передачи инфекции самые разные. Например, женщина сделала татуаж губ – и получила гепатит В.

А гепатит С при татуаже получить реально?

Крайне маловероятно. Путь его передачи исключительно парентеральный – то есть с повреждением кожных покровов или слизистых и попаданием достаточного количества вируса в кровоток. И половым путем он передается значительно реже, чем гепатит В. Даже в супружеских парах, где партнер инфицирован гепатитом С и не предохраняется, шанс заражения за 10 лет составляет около 5%.

Почему шанс заражения гепатитом при половом контакте мал?

Вирусы по-разному устроены. Вирус гепатита С во внешней среде очень нестойкий. Даже если капля зараженной крови высохла и эту сухую кровь высыпать в рану здоровому человеку, ничего не случится. А вирус гепатита В может сохраняться во внешней среде до 60 лет. То есть теоретически возможно, что если зараженный человек в 1960 году шел по лесу и поцарапался веткой, а сегодня пройдет кто-то другой и тоже поцарапается, он вполне может заразиться гепатитом В. Чтобы уничтожить этот вирус, нужно поместить его в температуру 3000 С на 2 часа минимум.

Можно ли как-то застраховать себя, если предстоит, например, операция?


Сейчас очень много сделано в вопросах профилактики: практически весь инструментарий одноразовый, донорская кровь тестируется, а потом еще выдерживается в банке крови. Все доноры зарегистрированы, за ними наблюдают, и если, например, через месяц выясняется, что донор заражен, кровь может быть отбракована или отправлена на более подробный анализ.

А как узнать, хорошо ли простерилизован инструмент в салоне красоты или зубоврачебной клинике?

В салонах, как и в медучреждениях, существуют специальные инструкции по стерилизации. Если они соблюдаются, то гарантия абсолютная. И в подавляющем большинстве случаев они соблюдаются, по сравнению с тем, что было 10 лет назад. Крайне редко сегодня мы реально можем связать начало заболевания с подобной манипуляцией. Хуже контролируются татуировки: довольно часто молодежь их делает не в официальных салонах. Салон или стоматологическая клиника с именем, дорожащие репутацией, никогда не будут экономить на стерилизации инструментов.

Как долго человек может не подозревать, что у него гепатит?

Вирус попадает в организм и ему нужно время, чтобы размножиться. В этот период человек ничего не чувствует, и стандартный анализ крови ничего не показывает. Симптомов или нет, или легкие недомогания вроде простуды. Желтуху дает в основном гепатит А. Гепатиты В и С протекают достаточно скрыто. Часто человек собирается, например, делать операцию, сдает анализы и вдруг выясняет, что у него обнаружены антитела к вирусу гепатита. В подавляющем большинстве случаев он даже не знает, как заразился.

Гепатитов выделяют все больше – есть и D, и Е… Чем они отличаются?


Они менее распространенные. Если же говорить о социальной значимости, то гепатит А не дает хронических форм, плюс против него существует вакцина. D – вирус-паразит, который может быть только у больных гепатитом В; у нас он встречается крайне редко. Е и F – тоже редки в России. Основные два гепатита, которые дают хронические формы и с которыми связана основная смертность, — это хронические гепатиты В и С; в их исходе возникают цирроз и рак печени.

Однако, согласно докладу ВОЗ, треть планеты заражена гепатитом Е.

Верно. Но где живет бОльшая часть населения Земли? Там, где гепатита в принципе очень много, а Е может передаваться через водные источники. В средней полосе России вероятность заразиться им очень мала.

«Больной» и «носитель вируса» – это разные вещи? Заразиться можно и от первого, и от второго?

Существует не совсем правильный термин «здоровое носительство». Если вирус есть в организме, то этот человек а) инфицирован, б) носитель вируса, то есть может заражать других, в) болен в той или иной степени. Попав в организм, вирус не заинтересован в том, чтобы его убить.


заинтересован в том, чтобы найти баланс с иммунной системой, размножаться и передаваться другим людям. Гепатит С в большинстве случаев вообще не беспокоит человека всю жизнь. Еще в 1990-е, когда препараты крови не тестировались, введением иммуноглобулина в Ирландии заразили довольно большую группу беременных. Когда это обнаружилось, они начали бороться за свои права, им стали выплачивать компенсации и наблюдать за их здоровьем. И за 20 лет частота цирроза печени (главное, чего мы боимся при вирусном гепатите) была в этой группе меньше 2%. Причем отчетливо прослеживалась связь развития цирроза с употреблением алкоголя и ожирением. У одного человека цирроз может сформироваться через 20 лет после заражения, а у другого не сформируется и через 40, и через 60. Поэтому стоит вопрос: а всех ли надо лечить от хронического гепатита? Тем более что само лечение достаточно тяжелое. Гепатит С в принципе полностью излечим. Можно уничтожить вирус, и через 4–5 лет исчезнут даже антитела.

КАК ЛЕЧАТ ГЕПАТИТ С? Сегодня для этого применяют интерферон в комбинации с рибаверином. Вирус размножается в основном в печени. Надо убить все клетки, в которых он есть. Печень быстро регенерирует, и для нее это не опасно. Но иммунная система не видит все клетки с вирусом — именно в этом ей помогает интерферон. Проблема в том, что вирус все время размножается и заражает соседние клетки. Поэтому терапия интерфероном длительная – год, полгода, пока печень полностью не обновится. Терапия имеет множество побочных эффектов и ограниченную эффективность. С приходом новых препаратов сроки лечения сократятся, а эффективность резко увеличится.


Но современная терапия может обеспечить этот эффект максимум 40% больных с первым генотипом вируса и 70% – со 2-м и 3-м генотипами. В ближайшие 5 лет мы ждем целый ряд новых противовирусных препаратов, которые смогут излечивать 90–100% больных. Часть из них — ингибиторы протеазы вируса гепатита С — будут зарегистрированы уже в этом году. Сроки лечения у значительного числа больных можно будет уменьшить, а эффективность терапии возрастет вдвое. Это еще не 100%, но уже близко к этому показателю.

Правда, что вирус гепатита С может уйти сам собой?

Да, у некоторых людей мы находим антитела, но не обнаруживаем РНК-вируса. Это значит, что человек перенес гепатит С и выздоровел. Такое происходит примерно в 30% случаев, а в остальных 70% гепатит С переходит в хроническую форму. Правда, те, кто выздоровел, могут снова заразиться.

А как же гепатит В?

Здесь полное излечение наступает чрезвычайно редко, но существуют препараты, которые полностью подавляют размножение вируса. Если принимать их постоянно, человек уже не может никого заразить, и структура печени восстанавливается.

Эффективна ли прививка против гепатита В?

Безусловно. Она защищает от заражения по меньшей мере на 5 лет. После ее появления число больных резко уменьшилось и продолжает снижаться. Поэтому прививаться и прививать своих детей нужно обязательно. Даже если мать инфицирована, внутриутробного заражения не происходит. Ребенок может заразиться во время родов, но его сразу вакцинируют большой дозой, и инфекция не развивается. А если инфицирован отец? Если инфицирован отец, это вообще не влияет на здоровье ребенка, особенно если он привит от гепатита В.


Имеет ли смысл прививаться от гепатита В взрослому – скажем, после 40 лет?

Каждый должен соразмерять свои риски. Чаще всего заражаются в молодом возрасте: неразборчивый секс, татуировки, проба наркотиков… Если человек привит от гепатита В, даже прямое введение вируса в кровь не приведет к развитию инфекции. Правда, раз в 5 лет нужна ревакцинация, чтобы поддерживать достаточно высокий уровень антител, который предупредит заражение даже при переливании инфицированной крови. От заражения при половом контакте предохранит и невысокий уровень антител от давних прививок.

Насколько вообще велик шанс заразиться при сексуальном контакте?

Гепатит В в 4 раза более заразен, чем ВИЧ. Незащищенный секс с больным ВИЧ-инфекцией – это 25%-ная вероятность заражения. В случае гепатита В эта вероятность составляет100%. При оральном сексе риск в десятки раз ниже, потому что в слюне достаточно антител и неспецифических факторов вирусной защиты. И поцелуй в губы практически не опасен, если нет повреждений слизистой.

Разрабатывается ли вакцина от гепатита С?


Нет, была другая прекрасная идея лечения – вызвать состояние иммунологической толерантности. Ведь сам по себе вирус ничего не повреждает. Это иммунная система разрушает печень, когда борется с вирусом: победить его не может, но бить по печени не перестает. А теперь представьте: три инъекции в год – и иммунитет перестает воспринимать вирус гепатита С как чужого. Все испытания препарата прошли хорошо, но, увы, он так и не вышел на рынок.

Что делать, если обнаружен один из гепатитов? К какому врачу обратиться?

У нас формально нет специальности «гепатология». Чаще всего гепатит лечат инфекционисты, хотя на самом деле инфекционная больница больному гепатитом не нужна.

Гепатитом В и С заразиться нельзя · Через общую посуду. · Через поцелуи и объятия. · Через современные банки крови.

Риск передачи вируса в больнице, если все стерильно и кровь берется в перчатках, равен нулю. Гепатологические центры есть при многих инфекционных больницах, а кроме того, почти при всех СПИД-центрах есть врачи, умеющие лечить гепатиты. И тенденция к лучшему есть: пять лет назад у нас ни один больной не получал лечение бесплатно. А сейчас уже есть квоты, неплохие региональные программы.

Так всех ли лечить?


Мне нравится опыт Венгрии. Там на всю страну 3500 больных гепатитом В, и они лечатся за государственный счет, чтобы никто от них не заразился. А для людей с гепатитом С открыты 14 центров по стране, где проводят полное гепатологическое обследование и по необходимости предоставляют бесплатную терапию.

Кто и как определяет необходимость?

Только специалист, исходя из объективных данных об активности болезни и ее прогнозе. Например, приходит к врачу человек, которому 40 лет, гепатит у него уже лет 15, биопсия печени показывает: есть шанс перехода в цирроз в ближайшие 10 лет. Ему терапия показана обязательно. Или приходит парень 18 лет, который заразился год назад. У него, по данным обследования, активность процесса в печени низкая, цирроз не намечается. Он, может быть, разовьется, если парень будет пить и т. д. Эффективность современной терапии для этого парня – 30–40%, при этом она очень тяжело переносится и дорого стоит. Если парня проинструктировать, как себя вести, то он вполне может подождать лет 5–6. А тогда уже появится терапия, которая вылечит его за несколько месяцев. И ко всему прочему стоить она будет меньше.

ЧТО ЗАВИСИТ ОТ НАС?

В некоторых странах (например, во Франции) вирусные гепатиты лечат за счет государства. У нас это пока не так, и Василий Исаков считает, что во многом мы можем повлиять на ситуацию: «Посмотрите, как у нас лечат ВИЧ-инфекцию: каждый больной получает бесплатную терапию. Все это потому, что, с одной стороны, есть закон о ВИЧ-инфекции, а с другой – колоссальная активность пациентов. С самого начала они объединялись и боролись за свои права. К сожалению, таких активных объединений пациентов с вирусными гепатитами нет, хотя их гораздо больше, чем ВИЧ-инфицированных. Если бы они были более заметны, возможно, гепатиты встали бы в один ряд с диабетом, туберкулезом, ВИЧ, которые у нас лечат бесплатно».


 Дарья Рыбина - http://zdr.ru/

krasgmu.net

Вот только дорогостоящее лечение доступно единицам

5 июня 2016 в 17:41, просмотров: 118070

Гепатит С перешел в разряд полностью излечимых инфекций. Этот сенсационный вердикт вынесли ученые из разных стран, собравшиеся на ежегодном Европейском конгрессе по заболеваниям печени (EASL). Единственное, что омрачает этот медицинский прорыв, — сегодня новое дорогостоящее лечение доступно единицам. Не только в России, но и в мире. Но нашим больным от этого, конечно, не легче.

Всемирная организация здравоохранения объявила вирус гепатита С (ВГС) «вирусной бомбой замедленного действия». Открытый лишь в конце 1990‑х годов прошлого века, сегодня он приводит к смерти не менее полумиллиона человек в мире ежегодно. Годами развиваясь незаметно, он постепенно подтачивает печень. И нередко его диагностируют уже на стадии цирроза или рака печени. Бывают счастливчики, у которых вирус исчезает сам, однако таких крайне мало — в абсолютном большинстве случаев он переходит в хроническую форму. В итоге за последние 17 лет заболеваемость хроническим ВГС в России утроилась — с 12,9 случаев на 100 тысяч населения до 39,9 на 100 тыс. Эксперты говорят, что таких пациентов в нашей стране не менее 5 миллионов человек, тогда как в официальном регистре их всего-то пара сотен тысяч.


Большинство узнает о носительстве вируса случайно: например, когда ложатся в больницу на операцию или идут сдавать донорскую кровь. В прошлом году в Сокольниках одна пациентская организация проводила экспресс-диагностику всех желающих: у 7% (!) обнаружили ВГС. Но многие свою болезнь предпочитают скрывать даже от самых близких. Как показало международное исследование QUEST (опрошено 4 тысячи пациентов в 73 странах мира), так поступают 75% (!) носителей вируса. Ведь почему-то принято считать, что гепатит С — болезнь опустившихся людей, проституток да наркоманов. Но это совсем не так.

Как выясняется, большинство носителей вируса получили его случайно: в медучреждениях, парикмахерских и т.д. Например, до 2004 года даже донорскую кровь в России никто не проверял на гепатит С. И недавно в России официально подтвердили: 95% больных гемофилией, которым переливания крови раньше делали постоянно, сегодня инфицированы гепатитом С. Сегодня, к счастью, получить вирус с кровью донора невозможно. Но до сих пор, как признается руководитель научно-консультативного клинико-диагностического центра Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора Владимир Чуланов, никто не застрахован от случайного заражения ВГС в кабинете стоматолога, в парикмахерской или на маникюре: «В кабинете стоматолога при вас должны открывать одноразовую упаковку с инструментом для расширения пульпы с алмазным покрытием. Но он слишком дорогой, и стоматологи используют его несколько раз. Наконечник для бормашины должны тоже доставать при вас — но чаще всего вы видите его уже установленным. Маникюрные инструменты необходимо стерилизовать минут по сорок — кто это сегодня делает?»

Зато в области лечения хронического ВГС сегодня настоящий прорыв. Хотя, по словам профессора Хейнера Ведемейера из медицинской школы Ганновера, еще лет пять назад большинство пациентов лечились неэффективно. От медикаментозных схем на основе интерферона с рибавирином у пациентов выпадали волосы, у них начинались депрессии, мышечные боли, бессонница. И это притом что в половине случаев такое лечение не помогало в принципе. Многие не выдерживали и его бросали.

Но все изменилось с появлением нового класса противовирусных препаратов прямого действия, которые действуют на мишени в самой системе вируса. Некоторые из них применяют в комбинации с интерфероном, другие — с рибавирином. Уже появились первые безынтерфероновые препараты — такие схемы укорачивают лечение и делают его более безопасным. «Современные лекарства обеспечивают почти стопроцентное излечение; есть препараты, подходящие для каждого подтипа вируса. И они есть в России. Теоретически мы можем вылечить всех», — говорит руководитель отделения гастроэнтерологии и гепатологии Федерального исследовательского центра питания, биотехнологии и безопасности пищи Василий Исаков. Но слово «теоретически» — ключевое.

Доступность инновационного лечения пока низка. Не только у нас — во всем мире. По оценкам исследования QUEST, она составляет лишь 3–5%. Самый высокий охват новой терапией — во Франции. И это не сто, а 60% больных. Еще эксперты приводят в пример Египет, где заболеваемость ХВГС одна из самых высоких в мире. Там ежегодно инновационные средства получают десятки и даже сотни тысяч больных: государство сумело снизить на них цену.

По оценкам экспертов, новые схемы лечения в России получает не более 1% выявленных больных. А на практике и того меньше. Например, по информации сайта госзакупок, в 2015 году в нашей стране хоть какое-то лечение от гепатита С получали 15–17 тысяч больных из 5 миллионов. Из них лишь 20% современными схемами. Курс лечения, который действует сразу на три белка вируса и подходит большинству наших пациентов, оценивается примерно в 800 тысяч рублей. У нас его получили лишь 1300 больных, и почти все за свой счет. Лишь некоторые регионы взяли на себя обязательство оплачивать новые лекарства пациентам. Москва в 2016 году заявила о том, что готова потратить на новую терапию 1 миллиард рублей. В Подмосковье и Кировской области ее включили в лечение по ОМС еще в 2015 году. Но это исключение, а не правило.

Врачи признаются, что в первую очередь такие препараты выписывают самым тяжелым пациентам с крайней степенью фиброза или циррозом. «Сохранные» должны платить из своего кармана. «У некоторых людей лечиться такими препаратами и вправду нет необходимости, — отмечает Исаков. — Но бывает так: женщина, ХВГС, 35 лет, не рожала, цирроза нет, зарплата 15 тысяч. Что делать? Даже ни один благотворительный фонд сегодня не собирает деньги на лечение пациентов с гепатитом С». «Я уверен, что получать такое лечение должны абсолютно все пациенты с ХВГС, — считает член Европейской ассоциации по изучению печени гепатолог Вячеслав Морозов. — Хотя бы потому, что они источники инфекции. С гепатитом С уникальная ситуация: кроме него, нет ни одной инфекции, от которой существовало бы стопроцентное излечение. Главное — решить проблему с обеспечением пациентов».

В последний год российские врачи столкнулись с новой проблемой: пациенты, которые хотят выздороветь, покупают «инновационные», а точнее, пиратские лекарства в Интернете. Индусы и китайцы уже клепают их в своих гаражах тоннами и продают нам раз в десять дешевле оригинальных, патенты на которые кончатся не раньше 2028 года. Правда, никто не знает, что внутри этих таблеток. «Мы не можем запретить пациентам их принимать, однако в этом случае ответственность за свое здоровье они должны нести сами», — только и остается разводить руками врачам. Уже есть случаи, когда после такого «лечения» у больных отказывала печень.

Во многих странах эту проблему решили с помощью системы софинансирования лекарств. Больные с тяжелыми формами получают их бесплатно, с нетяжелыми, если хотят лечиться, — за 10% от стоимости.

Тем временем российские эксперты подсчитали, что в конечном итоге инновационная терапия оказывается дешевле — если посчитать, во что обходится борьба с побочными эффектами старых схем. К тому же лечение новыми схемами длится 12 недель для большинства пациентов, а старыми — не меньше года.

Конечно, чем больше будет появляться препаратов, тем дешевле они станут. Новые разработки способны излечивать пациентов с хроническим гепатитом С всех шести генотипов. И ученые говорят, что скоро такие лекарства станут пангенотипными, то есть подходящими пациентам всех генотипов вируса. Российские ученые, кстати, тоже собираются представить свою разработку в этой области.

СПРАВКА «МК»

До последнего времени неизлечимым считался вирус гепатита В. Однако прорывные лекарства на подходе. Исследования показали, что рассчитанный на три инъекции в течение года биологический препарат уже после первого применения уничтожает 99% копий генома вируса в печени. Разработкой прорывных стартапов занимается несколько компаний.

www.mk.ru

Эффективный способ борьбы с заболеванием

Вирус гепатита С

Чаще всего комплексно используются Рибавирин и Интерферон. Если применять каждое лекарство отдельно, пользы будет очень мало.

К монотерапии прибегают только тогда, когда имеются противопоказания. Составлением схемы лечения занимается врач, при этом обязательно учитывается симптоматика и степень тяжести.

Хотя полностью болезнь не излечивается, все же есть шанс на выздоровление.

Многие годы ученые занимались разработкой и усовершенствованием противовирусных препаратов, действие которых направлено на:

Вирус гепатита С

  • снижение скорости размножения возбудителя;
  • ослабление воспалительного процесса;
  • прекращение развития фиброза печени.

Если лекарство использовать вовремя и правильно, тогда возможность полностью выздороветь увеличивается в несколько раз.

На исход лечения будет влиять возраст пациента, а также то, в каком состоянии находиться его иммунитет. Лечится ли при наличии цирроза гепатит С? С таким осложнением, возможно, шансов у больного нет. А если он и есть, то небольшой.

Учитывая тот факт, что заболевание все же вполне излечивается, нужно быть готовым к появлению побочных реакций от применения медикаментов с противовирусным действием. Но большинство пациентов подобную терапию переносят хорошо.

Когда возникает потребность в лечении?

Лечится ли препаратами гепатит Ц всегда и у всех? Далеко не всем пациентам будет назначаться терапия. Это объясняется некоторыми факторами.

Как уже говорилось, терапия может спровоцировать нежелательные и серьезные эффекты.

Использовать то или иное противовирусное лекарство понадобится при:

Цирроз печени

  1. Достаточно высоком риске возникновения цирроза. Либо если цирротическое перерождение уже началось.
  2. Повышении уровня аланинаминотрансферазы на протяжении последних шести месяцев.
  3. Наличии 2 и 3 генотипов возбудителя (недуг, в большинстве случаев, излечивается).
  4. Обнаружении криоглобулинов в крови (свидетельство того, что процесс стал системным).
  5. Возникновении у больного желания избавиться навсегда от болезни.

Что касается продолжительности курса, то обычно прием Интерферона с Рибавирином осуществляется на протяжении года.

Если имеется гепатит хронический, тогда планирование лечения будет производиться индивидуально для каждого пациента. Доза лекарства будет назначаться в зависимости от того, какой именно препарат будет применяться.

Иногда хронический недуг развивается без каких-либо последствий и характеризуется довольно мягким течением. Лечится ли в таком случае гепатит C? В принципе, необходимости в лечении нет, если клиническая картина проявляется таким образом. Однако нужно следить за функциональными показателями печени, чтобы не упустить момент, когда болезнь активизируется. В противном случае возможно серьезное ухудшение состояния.

Таблетки

Если противовирусная терапия может нанести непоправимый вред человеку, лечение нужно на время отложить. Рано или поздно появится лекарство, которое обязательно будет эффективным и с помощью которого больной полностью выздоровеет. Ведь совершенствование медикаментов происходит постоянно. Все больше создается средств, безопасных для здоровья.

Противопоказано применение лекарств с противовирусным действием людям с:

  • выраженной артериальной гипертензией, недостаточным кровообращением, сахарным диабетом, новообразованиями злокачественного характера, тиреотоксикозом, тяжелой формой ишемии;
  • депрессией, которая не излечивается медикаментами и психотерапевтическими методами;
  • непереносимостью Интерферона;
  • острым либо хроническим гепатитом, имеющим неинфекционное происхождение;
  • зависимостью от алкоголя или от наркотиков;
  • эпилепсией и психическими нарушениями;
  • декомпенсированным циррозом.

Беременным и тем, кто планирует зачатие, подобное лечение также не проводят.

Побочные реакции при противовирусной терапии

Общий анализ крови

Комбинация вышеназванных препаратов способна вызвать определенные нежелательные последствия. Но чем моложе организм, тем лучше он справляется.

Такое лекарство, как Рибавирин зачастую воспринимается отлично. Но общий анализ крови может продемонстрировать легкую гемолитическую анемию.

Кроме того, возможно появление диспепсии в легкой форме и головной боли. Иногда повышается уровень мочевой кислоты. Изредка пациент страдает непереносимостью Рибавирина.

Нет гарантии, что Интерферон более безопасный. Побочные реакции есть и во время его использования. Хотя их можно предугадать. Первые инъекции провоцируют возникновение симптомов, схожих с проявлениями гриппа.

Больной жалуется на:

  • увеличение температуры (до 38-39 градусов);
  • озноб;
  • мышечные и суставные боли;
  • слабость.

Интерферон

Признаки могут исчезнуть через несколько часов, а могут длиться пару дней. На протяжении месяца возникает адаптация к Интерферону, таким образом, гриппоподобный синдром сходит на нет. Правда, больной будет чувствовать себя слабым и уставшим. Второй — третий месяц терапии – это период, когда в анализе крови обнаруживаются изменения. Уровень лейкоцитов и тромбоцитов постепенно уменьшается.

Если есть необходимость, меняется дозировка интерферона, то есть он вводится пациенту в меньшем количестве. Либо на какое-то время он исключается совсем, чтобы восстановить показатели крови. Когда лейкоцитов становится меньше, может присоединиться бактериальная инфекция. А недостаток тромбоцитов вызовет кровотечения (геморрагический синдром).

Подобные осложнения возникнуть не должны. Поэтому раз в месяц больные обязательно обследуются.

В редких случаях, от Интерферона выпадают волосы, снижается настроение, кожа становится сухой, теряется вес, а также нарушается работа щитовидной железы.

Какими препаратами можно поддержать печень?

При гепатите важна не только противовирусная терапия. Существуют лекарственные средства, благодаря которым можно устранить воспаление и предотвратить возникновение опасного осложнения – цирроза.

Речь идет о:

Бад

  • гепатопротекторах;
  • аминокислотах;
  • препаратах на растительной основе;
  • фосфолипидах;
  • желчной кислоте;
  • средствах, имеющих животное происхождение;
  • БАДах;
  • гомеопатических средствах.

Гепатопротекторы не используются без противовирусных препаратов.

Среди аминокислот особое место занимает адеметионин, который обладает регенерирующим свойством. Он входит в состав Гептрала и Гептора. У первого имеется еще и антидепрессивное свойство. Лекарство прекрасно расщепляет жиры и выводит их из печени.

Например, препараты с расторопшей отлично зарекомендовали себя при проблемах с печенью, особенно когда диагностирован цирроз. После проникновения фосфолипидов внутрь пораженных гепатоцитов заметно улучшается их состояние. Однако, восстановления при этом нет. Чтобы достичь существенного результата, понадобится длительный прием лекарств с фосфолипидами.

Бад

Из желчных кислот используется кислота урсодезоксихолевая. Но подобные средства подходят не всем.

Препараты животного происхождения полезны для профилактических целей. Но они способны вызывать аллергию.

Биологически активные добавки человек может принимать по собственному желанию.

По поводу приема гомеопатических средств обязательно необходимо советоваться с врачом.

Следует быть крайне осторожными, когда кто-то регулярно рекламирует средства, которые, будто бы навсегда избавляют от заболевания.

Только врачи могут назначать лечение, и оно всегда будет комплексным.

Трудно сказать, удалось победить недуг навсегда либо улучшение состояния — лишь временное ослабление болезни.

Вирус гепатита

Даже если метод, с помощью которого определяются вирусы, продемонстрирует отрицательный результат, это еще не значит, что возбудитель не будет присутствовать в организме.

Если вирус не обнаружен в крови, он может находиться в гепатоцитах или в лимфатических узлах.

Поэтому быть уверенным в излечении можно только тогда, когда анализы на наличие вируса будут отрицательными на протяжении длительного времени. Кроме того, берутся во внимание и другие, не менее важные показатели.

Чем раньше вирус будет подавлен, тем больше вероятность, что серьезных болезней получится избежать. В том числе и тех, которые приводят к летальному исходу.

Рекомендуем прочитать:

pechen1.ru

Возможно ли излечиться от гепатита С?

Острую форму гепатита С можно вылечить, достаточно пройти комплексное лечение, включающее прием медикаментозных препаратов, лечебную диету и изменение образа жизни. При гепатите С, протекающем в хронической стадии избавиться намного сложнее. Это долгий и трудоемкий процесс. Существуют многочисленные штаммы (генотипы) заболевания. Продолжительность и эффективность терапии зависит от генотипа вируса, поразившего человека. В любом случае какой бы штамм гепатита С ни был выявлен у инфицированного, болезнь не приговор, с трудом, но поддается полному излечению.

С чего начинается лечение?

При выявлении вируса в крови пациента, врач первоначально назначает гепатопротекторы — медикаментозные препараты, которые защищают печень и помогают ей восстановиться. В этом и заключается лечение на раннем этапе. Дальнейшая терапия включает комплекс терапевтических мер, состоящих из соблюдения лечебной диеты и продолжительного приема противовирусных средств.

Когда и к какому врачу идти?

Гепатит имеет плавное развитие и полное отсутствие характерных симптомов, поэтому ответить на вопрос о том, когда же нужно обращаться к врачу очень сложно. Зачастую заболевание выявляется совершенно случайно во время проведения диагностических исследований. Конечно же, очень важно на раннем этапе выявить болезнь, чтобы скорее взяться за лечение и предотвратить возможные осложнения.

Врач-инфекционист диагностирует инфекционные заболевания и назначает соответствующее лечение.

Врач собирает данные о пациенте, пытаясь выяснить, при каких обстоятельствах произошло заражение гепатитом С. В большинстве случаев, найти причину инфицирования так и не удается. Терапией инфекционных болезней печени занимаются следующие врачи:

  • Инфекционист. Врач широкой специализации, занимающийся основным лечением инфекционных гепатитов в острой стадии. Он занимается диагностикой, определением возбудителя вируса, лечением и восстановлением печени после проведенной терапии.
  • Терапевт. Широкопрофильный врач. Люди обращаются к нему с жалобами на любые недомогания, которые не требуют немедленной госпитализации. Терапевт на основании проведенных анализов может поставить окончательный диагноз или направить пациента к другим специалистам на консультацию.
  • Гепатолог. Врач, занимающийся лечением хронической формы заболевания, включая цирроз и алкогольную болезнь печени.
  • Гастроэнтеролог. Больные приходят к врачу с жалобами на нарушение аппетита, боли в желудке, непроходящее чувство тошноты. Это клинические проявления гепатита С, появляющиеся после его бессимптомного течения. Их часто путают с заболеваниями пищеварительных органов.

Эффективные методы лечения

Основной целью лечения гепатита С является искоренение вируса из организма человека. При невозможности это сделать, терапевтические методы направлены на купирование воспалительного процесса в жизненно важном органе, предупреждение перерождения болезни в цирроз печени или злокачественную опухоль. При выборе лечения врач учитывает такие факторы:

  • пол и возраст пациента;
  • особенности протекания заболевания (рецидив или ремиссия);
  • уровень концентрации вируса в печени и его генотип.

Лечение с помощью медпрепаратов

Противовирусная терапия помогает в борьбе с гепатитом С.

Противовирусная терапия — основа лечебного процесса, служащая профилактикой развития цирроза печени, печеночной недостаточности и рака. Для терапии гепатита С острой и хронической форм используются интерфероны — препараты направленного действия в борьбе с клетками вируса, ядами и вредными веществами. В большинстве случаях терапия интерферонами не назначается по таким причинам:

  • Есть противопоказания к назначаемым медпрепаратам.
  • Индивидуальная непереносимость действующего вещества противовирусного средства.
  • Первичное лечение медикаментозными средствами не привело к положительному результату, вирус не удалось побороть, и болезнь не излечивается до конца.
  • Дороговизна лекарств направленного действия.
  • Пациент ожидает поступления в аптечную сеть более эффективных или менее дорогих препаратов.

Если противовирусная терапия не назначена, лечащий врач подбирает лекарственные препараты, направленные на купирование воспалительного процесса в печени и восстановление утраченных функций. К таким лекарственным средствам относят гепатопротекторы — препараты, защищающие клетки печени от повреждений, и положительно влияющие на ее функции. Чаще всего таблетки или капсулы для печени содержат в составе один из компонентов:

  • глицирризиновую кислоту;
  • фосфолипиды;
  • урсодезоксихолевую кислоту;
  • экстракт расторопши и т. д.

Диета и ведение здорового образа жизни

Лечебное питание и отсутствие вредных привычек способствует восстановлению печени.

Немаловажное значение при лечении гепатита С имеет лечебная диета № 5 и здоровый образ жизни. Очень важный момент в терапии — отказ от курения и алкоголя. Гепатит С излечим при полном отсутствии вредных привычек. Лечебная диета направлена на улучшение работы всех внутренних органов, поддержание нормального функционирования печени. Особенности диеты при гепатите С:

  • Отказ от употребления пищи в жареном виде. Отдать предпочтение паровым, отварным блюдам.
  • Употребление пищи 5—6 раз в день маленькими порциями.
  • Контроль над употребляемой жидкостью, выпивать не менее 2-х литров в сутки.
  • Содержание в суточном рационе достаточного количества белков, жиров и углеводов.

Вносится запрет на следующие продукты:

  • мясо и рыба жирных сортов;
  • животные жиры;
  • сладости и сдоба;
  • шоколадные изделия;
  • молочнокислые продукты с высоким содержанием жиров;
  • чеснок и лук;
  • все бобовые;
  • фрукты и ягоды кислых сортов;
  • сладкая газировка;
  • кофе и черный крепкий чай;
  • все виды алкогольных напитков.

Длительность терапии

При рецидивирующей стадии гепатита С противовирусное лечение с помощью интерферонов длится не менее 3-х месяцев. Терапия хронического заболевания и восстановление утраченных функций печени продолжается длительное время, и может занять несколько лет. Когда гепатит осложнен различными факторами, годами длится соблюдение диеты и ведется здоровый образ жизни. Если не лечить гепатит, возникнут осложнения и болезнь перейдет в цирроз или, чего хуже, в рак печени.

Когда гепатит С тяжело поддается лечению?

Мужчины более восприимчиваы к заболеванию печени.

Данные медицинской статистики говорят о том, что вылечить гепатит С сложнее у следующих категорий пациентов:

  • у мужской половины населения;
  • у женщин репродуктивного возраста;
  • у больных, с повышенным уровнем трансаминаз в крови;
  • у пациентов с высокой концентрацией вируса в печени;
  • при генотипе вируса 1b.

Что делать, если гепатит полностью не излечен?

При неполном излечении заболевания врач назначает больным курс повторной терапии. Современная медицина совершенствуется с каждым днем, разрабатываются новые методы лечения, появляются новые, более эффективные препараты. Исходя из этого, повторный курс терапии может оказаться эффективней, чем предыдущий, и, в конце концов, даст желаемый результат.

Происходит ли полное восстановление печени?

Зачастую прогноз болезни имеет благоприятный исход. Длительное проведение противовирусного лечения позволяет сдерживать дальнейшее развитие заболевания и повреждение печени. Полное излечение человека происходит в том случае, если в течение 12-ти месяцев после проведенного курса терапии в крови не обнаруживают HCV-РНК. Нарушенные функции печени при этом поддаются полному восстановлению. Вылечить гепатит С навсегда можно при прохождении комплексного лечения и тщательном соблюдении врачебных рекомендаций.

infopechen.ru

Частота стойкого вирусологического ответа на противовирусную терапию

Применение пегилированных интерферонов и рибавирина в дозе, подобранной по массе тела, привело к значительному увеличению эффективности лечения по сравнению с монотерапией стандартным интерфероном. В крупных клинических исследованиях частота стойкого вирусологического ответа на комбинированную терапию составляла в среднем 50-60% [1-3].

Пациенты с генотипами 2 и 3 вируса отвечают на лечение лучше, чем больные с наиболее распространенным генотипом 1 HCV. Например, в российском многоцентровом исследовании у 242 больных хроническим гепатитом С частота стойкого вирусологического ответа на комбинированную терапию пэгинтерфероном α-2a (180 мкг/нед) и рибавирином (800-1200 мг/сут) составила в целом 65,5%, в том числе 55,9% у больных с генотипом 1 и 81,0% у пациентов с генотипами 2 и 3 [4].

В настоящее время изучаются возможные пути дальнейшего повышения эффективности комбинированной терапии, в том числе увеличение ее длительности при наличии медленного вирусологического ответа, применение факторов роста с целью ликвидации побочных эффектов противовирусных средств (например, эритропоэтина-α при анемии, вызванной рибавирином), назначение новых противовирусных препаратов, подавляющих репликацию HCV, и др. Несмотря на обнадеживающие результаты клинических исследований, большинство новых подходов остаются экспериментальными и нуждаются в дальнейшем изучении.

Отдаленные результаты противовирусной терапии

Значительное подавление репликации HCV или его полная элиминация, особенно на ранних стадиях болезни, теоретически позволяют предупредить развитие и прогрессирование заболевания печени и снизить риск неблагоприятных исходов. Однако подтвердить эту гипотезу в рандомизированных контролируемых исследованиях сложно.

Хронический гепатит С характеризуется сравнительно медленным прогрессированием, поэтому для изучения эффективности противовирусной терапии в профилактике декомпенсированного цирроза печени или гепатоцеллюлярной карциномы необходимы крупные и очень длительные клинические исследования. Тем не менее, имеются клинические данные, подтверждающие возможность излечения хронического гепатита С.

Вирусологический ответ

Очевидно, что основной причиной прогрессирования заболевания печени может быть возобновление репликации вируса в более поздние сроки после завершения противовирусной терапии, поэтому в нескольких клинических исследованиях изучался вопрос о том, насколько устойчив вирусологический ответ на лечение.

E.Formann и соавт. [5] наблюдали 187 пациентов с генотипом С, ответивших на интерферонотерапию, в течение от 12 до 172 мес (медиана 29 мес) и проводили качественный анализ сыворотки на HCV RNA с помощью метода Cobas Amplicor HCV 2.0. В течение указанного срока случаев рецидива HCV-инфекции не выявили ни в одном случае. У 90% пациентов активность АЛТ оставалась нормальной.

Сходные результаты приводят и другие авторы. Например, S.Maylin и соавт. [6] оценивали вирусологический ответ в отдаленные сроки у 344 больных гепатитом С, ответивших на интерферонотерапию. Длительность наблюдения достигала 18 лет (медиана 3,27 года). Авторы применяли высокочувствительный метод анализа (9,6 МЕ/мл). HCV RNA не была выявлена ни в одной из 1300 проб сыворотки, что подтверждало отсутствие рецидива виремии. В мононуклеарных клетках периферической крови (n=156) вирус также не определялся. Как указано выше, при подавлении репликации вируса в плазме существует возможность его сохранения в ткани печени. У 114 пациентов, включенных в это исследование, была проведена повторная биопсия печени через 0-14 лет после завершения лечения (медиана 0,5 года). HCV RNA была обнаружена только в 2 (1,7%) биоптатах.

M.Swain и соавт. [7] проанализировали результаты 5-летнего наблюдения 997 больных хроническим гепатитом С, ответивших на терапию пэгинтерфероном α-2a ± рибавирином. HCV RNA определяли ежегодно с помощью метода Cobas Amplicor HCV 2.0 (чувствительность 50 МЕ/мл). В течение в среднем 4,1 лет (0,4-7) рецидив виремии наблюдали только у 8 (0,8%) пациентов. Результаты наблюдения были сопоставимыми в различных подгруппах пациентов (табл. 1).

ТАБЛИЦА 1. Число пациентов, у которых появилась HCV RNA в отдаленные сроки после эффективной терапии пэгинтерфероном α-2a ± рибавирином

Таким образом, эти исследования подтвердили, что в поздние сроки (до 18 лет) после клиренса виремии вероятность рецидива инфекции крайне мала (фактически она была близкой к нулю). Важно подчеркнуть, что при отсутствии HCV RNA в плазме результаты анализа мононуклеарных клеток периферической крови и печени также были практически всегда отрицательными. Это позволяет считать стойкий вирусологический ответ надежным критерием элиминации вируса из организма.

Гистологические результаты

Эффективная интерферонотерапия у больных хроническим гепатитом С быстро приводит к улучшению гистологической картины в печени. G.Everson и соавт. [8] анализировали результаты парных биопсий печени до и через 6 месяцев после завершения лечения пегинтерфероном α-2a или стандартным интерфероном α-2a.

У 40 пациентов со стойким вирусологическим ответом выявили наиболее выраженное снижение индексов фиброза (-1,0, р<0,0001) и воспаления (-0,65, р<0,0001). У 59 пациентов, у которых развился рецидив виремии после прекращения лечения, динамика этих показателей была менее выраженной (-0,04, р<0,0001; и -0,14, р=0,0768, соответственно), а у 85 пациентов, не ответивших на противовирусную терапию, существенного улучшения фиброза или воспаления не выявили.

По данным множественного регрессионного анализа, стойкий вирусологический ответ был независимым предиктором регресса фиброза.

T.Poynard и соавт. [9] обобщили результаты парных биопсией печени у 3010 первичных больных хроническим гепатитом С, принимавших участие в 4 рандомизированных исследованиях. Все схемы интерферонотерапии привели к значительному замедлению прогрессирования фиброза.

У 75 (49%) из 153 больных выявили регресс цирроза. Стойкий вирусологический ответ достоверно снижал риск наличия выраженного фиброза после лечения (отношение шансов 0,36; p<0,0001).

В ряде исследований изучались поздние гистологические результаты лечения интерферонами. T.Bizollon и соавт. [10] наблюдали 45 больных, у которых после трансплантации печени развился рецидив HCV-инфекции. У 14 из них комбинированная противовирусная терапия привела к стойкому вирусологическому ответу.

Этим пациентам в течение в среднем 3 лет ежегодно проводили биопсию печени. У 86% из них было отмечено явное улучшение гистологической картины, причем у 36% пациентов результаты последней биопсии были нормальными или практически нормальными.

Суммарный индекс Кноделля в течение 3 лет снизился с 8,3 до 3,2 (р=0,001). HCV RNA определялась в печени только у 1 из 14 пациентов.

По данным другого исследования у реципиентов печени, стойкий клиренс виремии после противовирусной терапии был независимым предиктором выживаемости в отдаленные сроки после трансплантации печени [11].

Улучшение гистологических изменений печени в поздние сроки после завершения противовирусной терапии было продемонстрировано и в описанном выше исследовании S.Maylin и соавт. [6], которые изучали парные биоптаты у 126 больных хроническим гепатитом С, ответивших на противовирусную терапию.

Через 0-14 лет после лечения (медиана 0,50 года) стадия фиброза уменьшилась у 56% больных, не изменилась у 32% и ухудшилась только у 12%. У 9 (64%) из 14 пациентов выявлен регресс цирроза.

Сходные результаты получили также Y.Shiratori и соавт. [12], которые наблюдали регресс фиброза у 58% больных, ответивших на интерферонотерапию.

Таким образом, стойкий вирусологический ответ не только свидетельствует о низком риске развития рецидива виремии, но и сопровождается уменьшением фиброза печени или по крайней мере замедлением его прогрессирования.

Декомпенсация цирроза печении, гепатоцеллюлярная карцинома

Для врача наибольший интерес представляют результаты исследований с клиническими конечными точками, такими как осложнения цирроза печени и гепатоцеллюлярная карцинома.

V.Soriano и соавт. [13] ретроспективно проанализировали эффективность противовирусной терапии у 351 ВИЧ-инфицированного больного хроническим гепатитом С. У 77 (22%) из них был достигнут стойкий вирусологический ответ. В течение в среднем 58 мес (4466 человеко-месяцев) ни у одного из них не было отмечено рецидива виремии, повышения активности печеночных ферментов, декомпенсации цирроза или развития гепатоцеллюлярной карциномы.

В то же время у всех 274 больных, не ответивших на лечение, наблюдалось сохранение виремии, а у 90% — повышение активности печеночных ферментов. Более того, у 11 (4%) больных появились клинические осложнения цирроза печени, а 2 пациента умерли от терминальной болезни печени.

J.Huang и соавт. [14] изучали течение хронического гепатита С у 1386 больных, 892 из которых получали интерферонотерапию. Ежегодная частота развития цирроза у нелеченных пациентов составила 2,26%, а у больных, получавших интерферон, — 1,11% (1,99% — у не ответивших на терапию, и 0,74% — у ответивших на нее).

Лечение интерфероном привело к достоверному снижению 15-летней кумулятивной частоты развития цирроза с 39,8% до 9,9% (р=0,0008). При этом у пациентов со стойкий вирусологическим ответом она была достоверно ниже, чем у пациентов не ответивших на интерферонотерапию (4,8% и 21,6%; р=0,0007).

По данным модели пропорциональной регрессии Кокса, стойкий вирусологический ответ позволял предсказать пониженный риск развития цирроза печени.

B.Veldt и соавт. [15] оценивали результаты наблюдения 286 больных хроническим гепатитом С со стойкий вирусологическим ответом. Через 5 лет частота декомпенсации цирроза печени составила 1,0%. Случаев гепатоцеллюлярной карциномы не наблюдали. Выживаемость пациентов была сопоставимой с таковой в общей популяции пациентов, подобранных по возрасту и полу. Клинические исходы у пациентов с циррозом были сопоставимыми с таковыми у остальных больных, ответивших на лечение.

В нескольких исследованиях продемонстрирована эффективность противовирусной терапии в профилактике гепатоцеллюлярной карциномы.

H.Tanaka и соавт. [16] оценивали отдаленные исходы лечения интерфероном-α у 594 больных хроническим гепатитом C. Контрольную группу составили 144 пациента, которые не получали интерферон-α. Особенность этого исследования заключалась в том, что критерием ответа на противовирусную терапию была стойкая нормализация активности АЛТ (исследование было опубликовано в 2000 году). Длительность наблюдения пациентов основной и контрольной групп составила 57,2 ± 13,9 и 67,7 ± 28,7 мес, соответственно.

Интерферонотерапия привела к снижению риска развития гепатоцеллюлярной карциномы на 48% по сравнению с контролем (р=0,064). У пациентов со стойким биохимическим ответом относительный риск ее развития составил 0,16, а у пациентов, не ответивших на лечение, — 0,74 по сравнению с контролем.

Кроме того, стойкий ответ на лечение ассоциировался с улучшением выживаемости больных. По данным мета-анализ рандомизированных и нерандомизированных клинических исследований [17], лечение интерфероном-α у больных циррозом печени, вызванным HCV (класс А по Чайлд-Пью), привело к снижению риска развития гепатоцеллюлярной карциномы на 12,8% (p<0,0001).

Этот эффект был более выраженным у пациентов со стойким вирусологическим ответом (снижение риска на 19,1%; р<0,00001). C.Hung и соавт. [18] в течение в среднем 37 месяцев наблюдали 116 пациентов с хроническим гепатитом С, у 73 из которых был достигнут стойкий вирусологический ответ на комбинированную противовирусную терапию. Развитие гепатоцеллюлярной карциномы наблюдали у 5 и 11 пациентов, ответивших и не ответивших на лечение, соответственно (р=0,0178).

Заключение

Приведенные результаты проспективных и ретроспективных исследований позволяют сделать вывод, что стойкий вирусологический ответ у больных хроническим гепатитом С на самом деле указывает на возможное излечение HCV-инфекции. В пользу этого свидетельствуют следующие факты:

  1. стойкая авиремия, сохраняющаяся у большинства пациентов в течение многих лет (до 18) после завершения противовирусной терапии;
  2. уменьшение некро-вопалительных изменений печени, включая регресс цирроза у части пациентов;
  3. снижение риска развития осложнений цирроза печени;
  4. профилактика гепатоцеллюлярной карциномы.

Литература

  1. Fried M., Shiffman M., Reddy K. et al. Peginterferon alfa-2a plus ribavirin for chronic hepatitis C virus infection. N. Engl. J. Med., 2002, 347, 975-982.
  2. Hadziyannis S., Sette J., Morgan T. et al. Peginterferon-alpha2a and ribavirin combination therapy in chronic hepatitis C, a randomized study of treatment duration and ribavirin dose. Ann. Intern. Med., 2004, 140, 346-355.
  3. Manns M., McHutchison J., Gordon S. et al. Peginterferon alfa-2b plus ribavirin compared with interferon alfa-2b plus ribavirin for initial treatment of chronic hepatitis C, a randomised trial. Lancet, 2001, 358, 958-965.
  4. Ивашкин В.Т., Лобзин Ю.В., Сторожаков Г.И. и др. Эффективность и безопасность 48-недельной комбинированной терапии пэгинтерфероном a-2a и рибавирином у первичных больных хроническим гепатитом С. Многоцентровое российское исследование. Клин. фармакол. тер., 2007, 16 (1), 22-26.
  5. Formann E., Steindl-Munda P., Hofer H. et al. Long-term follow-up of chronic hepatitis C patients with sustained virological response to various forms of interferon-based anti-viral therapy. Aliment. Pharmacol. Ther., 2006, 23 (4), 507-511.
  6. Maylin S., Martinot-Peignoux M., Moucari R. et al. Eradication of hepatitis C virus in patients successfully treated for chronic hepatitis C. Gastroenterology, 2008, 135 (3), 821-829.
  7. Swain М., Lai M.-Y., Shiffman М. et al. Sustained virologic response (SVR) resulting from treatment with peginterferon alfa-2a (40KD) alone or in combination with ribavirin is durable and constitutes a cure: an ongoing 5-year follow-up. Gastroenterology, 2007, 132 (Suppl. 1), 741A.
  8. Everson G., Balart L., Lee S. et al. Histological benefits of virological response to peginterferon alfa-2a monotherapy in patients with hepatitis and advanced fibrosis or compensated cirrhosis. Aliment. Pharmacol. Ther., 2008, 27 (7), 542-551.
  9. Poynard T, McHutchison J, Manns M, et al. Impact of pegylated interferon alfa-2b and ribavirin on liver fibrosis in patients with chronic hepatitis C. Gastroenterology, 2002, 122, 1303-1313.
  10. Bizollon T., Ahmed S., Radenne S. et al. Long term histological improvement and clearance of intrahepatic hepatitis C virus RNA following sustained response to interferon-ribavirin combination therapy in liver transplanted patients with hepatitis C virus recurrence. Gut, 2003, 52 (2), 283-287.
  11. Kornberg A., K_pper B., Tannapfel A. et al. Sustained clearance of serum hepatitis C virus-RNA independently predicts long-term survival in liver transplant patients with recurrent hepatitis C. Transplantation, 2008, 86 (3), 469-473.
  12. Shiratori Y, Imazeki F, Moriyama M, et al. Histologic improvement of fibrosis in patients with hepatitis C who have sustained response to interferon therapy. Ann. Intern. Med., 2000, 132, 517-524.
  13. Soriano V, Maida I, N__ez M, et al. Long-term follow-up of HIV-infected patients with chronic hepatitis C virus infection treated with interferonbased therapies. Antivir. Ther., 2004, 9 (6), 987-992.
  14. Huang J., Yu M., Lee C. et al. Sustained virological response to interferon reduces cirrhosis in chronic hepatitis C: a 1,386-patient study from Taiwan. Aliment. Pharmacol. Ther., 2007, 25 (9), 1029-1037.
  15. Veldt B., Saracco G., Boyer N. et al. Long term clinical outcome of chronic hepatitis C patients with sustained virological response to interferon monotherapy. Gut, 2004, 53 (10), 1504-1508.
  16. Tanaka H., Tsukuma H., Kasahara A. et al. Effect of interferon therapy on the incidence of hepatocellular carcinoma and mortality of patients with chronic hepatitis C: a retrospective cohort study of 738 patients. Int. Cancer, 2000, 87 (5), 741-749.
  17. Camma C., Giunta M., Andreone P., Crax_ A. Interferon and prevention of hepatocellular carcinoma in viral cirrhosis: an evidence-based approach. Hepatol., 2001, 34 (4), 593-602.
  18. Hung C., Lee C., Lu S. et al. Long-term effect of interferon alpha-2b plus ribavirin therapy on incidence of hepatocellular carcinoma in patients with hepatitis C virus-related cirrhosis. J. Viral Hepat., 2006, 13 (6), 409-414.

Клиническая гепатология, 2009, 2

hcv.ru