Гепатотоксичные препараты

НПВС как потенциально гепатотоксичные препараты

Как видно из данных таблицы 2, большинство препаратов, обладающих высоким потенциалом развития гепатотоксичности, применяются по жизненным показаниям в специализированных стационарах, а значит, имеется возможность контролировать функцию печени в динамике. Из общей массы лекарственных средств особенно выделяются некоторые НПВС. Они назначаются достаточно широко. Более того, большинство препаратов из этой группы можно приобрести в аптеках без рецепта. Как следствие, пациенты могут прибегать к «понравившемуся» препарату так часто, как они сами посчитают нужным, даже в отсутствие веских причин. Многие больные рекомендуют их своим друзьям и близким, ставя во главу угла эффективность препарата, а не его безопасность. Особенно тщательно лечащим врачам следует осуществлять подбор НПВС в следующих ситуациях:

  • ревматологические и неврологические больные (риск повышается параллельно с длительностью приема);
  • ортопедическая и стоматологическая практика (высокая интенсивность боли, комбинированная или высокодозовая терапия);
  • пациенты, злоупотребляющие алкоголем (ожидаемо повышение риска развития печеночной недостаточности);
  • полиморбидные пациенты (риск формирования лекарственных взаимодействий);
  • сердечно-сосудистые заболевания в анамнезе (необходимо учитывать параллельный прием аспирина в малых дозах; ограниченное применение препаратов из класса коксибов2 ввиду повышения риска развития инфаркта миокарда).

В настоящем обзоре рассмотрим имеющиеся на отечественном рынке3 препараты из группы НПВС, характеризующиеся наиболее высоким потенциалом развития гепатотоксических реакций (табл. 3) [6, 8, 10]. Сулиндак (Клинорил). Используется в современной клинической практике достаточно редко, во многом именно в связи с высоким риском гепатотоксических реакций. Сулиндак конкурентно ингибирует каналикулярный транспорт солей желчных кислот, что служит основой для развития холестатического поражения печени [12].

Парацетамол (Ацетаминофен). По статистике, этот препарат – один из лидеров по числу случаев гепатотоксичности и нефротоксичности. Только в США применение парацетамола приводит к развитию 1600 эпизодов острой печеночной недостаточности в год. Большинство из них связаны с передозировками, длительным бесконтрольным приемом и взаимодействием с алкоголем, причем в последнем случае нередки случаи развития фульминантной печеночной недостаточности при применении в дозах менее 4 г в сутки [13].

Следует отметить, что парацетамол наиболее опасен при применении у лиц с алкоголизмом ввиду высокой активности системы цитохрома Р450 и нуклеофильных протеинов гепатоцитов, которые и приводят к образованию токсичных метаболитов. В то же время при применении у детей препарат практически безопасен, ввиду преимущественного метаболизма путем глюкуронирования, не приводящего к образованию токсических метаболитов [14].

Нимесулид (Найз, Нимулид, Нимесил). Этот препарат, относящийся к группе преимущественных ингибиторов циклооксигеназы-2 (ЦОГ-2), требует особого освещения. В свое время на препараты из класса ингибиторов ЦОГ-2, действие которых должно быть ограничено очагом воспаления, возлагались большие надежды, которые во многом оказались оправданы. Применение селективных НПВС действительно снижало риск развития побочных эффектов, в первую очередь – нежелательное влияние на ЖКТ. Но вскоре во многих клинических исследованиях было обнаружено, что высокоселективные ингибиторы ЦОГ-2 (коксибы) способны вызывать серьезные сердечно-сосудистые осложнения [11], после чего большинство из них были спешно отозваны с рынка (рофекоксиб, вальдекоксиб, лумиракоксиб), а в отношении оставшихся рекомендуется определенная клиническая настороженность (например, Аркоксиа). После громкой истории с «жесткими» коксибами интерес врачей и пациентов переключился на «мягкие» ингибиторы ЦОГ-2 – нимесулид и оксикамы (Мовалис), которые хорошо зарекомендовали себя с позиции кардиологической безопасности.

Нимесулид обладает выраженной противовоспалительной и анальгетической активностью, которая определяется не только ингибированием ЦОГ, но и снижением продукции цитокинов [15]. Антипиретическое действие нимесулида отличается от такового других ингибиторов ЦОГ. Оно определяется не только снижением синтеза простагландинов, но и ингибированием активации нейтрофилов, в том числе вызванной их адгезией. Помимо того, нимесулид снижает продукцию свободных радикалов и активацию лизосомальных ферментов [16].

Разработанный в США, но так и не зарегистрированный там в качестве лекарства, нимесулид завоевал большую популярность в Европе [16]. Это обстоятельство объясняется его высокой эффективностью в отношении контроля болевого синдрома даже у сложных пациентов, в том числе перенесших травмы, с тяжелым остеоартрозом и зубной болью. При этом риск развития эрозивно-язвенного поражения слизистой органов ЖКТ на фоне приема нимесулида представлялся даже более низким, чем при применении таких высокоселектиных ингибиторов ЦОГ- 2, как целекоксиб и рофекоксиб [15]. Благодаря тому что многие врачи (особенно ортопеды, хирурги и стоматологи) в Италии и Португалии начали назначать нимесулид практически всем пациентам с выраженным болевым синдромом, в начале XXI века в этих странах нимесулид вышел на первое место по продажам среди НПВС [16].

Однако постепенно отношение к нимесулиду в странах Европы стало меняться, и причиной тому послужили сообщения о развитии на фоне его применения гепатотоксических реакций, включая фульминантную печеночную недостаточность. При этом гепатотоксические реакции, связанные с приемом нимесулида, протекают особенно тяжело [17] и в ряде случаев заканчиваются фатальным исходом [18], даже при лечении с использованием исключительно эффективных методов, таких как молекулярная адсорбционно-рециркуляционная система (MARS) [19].

По всей видимости, из всех НПВС, присутствующих на отечественном рынке, нимесулид является наиболее гепатотоксичным препаратом. Согласно исследованию, проведенному в Финляндии, побочные эффекты на фоне приема нимесулида возникали в сто раз чаще, чем при применении других НПВС [20]. В Испании было зарегистрировано около десяти случаев гепатотоксичности в расчете на каждый миллион проданных пакетиков нимесулида [21]. Повреждение печени при применении нимесулида развивается, как правило, спустя 1–4 месяца после начала приема, однако имеют место и отсроченные до 8–14 месяцев гепатотоксические реакции [22]. Острая печеночная недостаточность может сопровождаться тяжелой гемолитической анемией [23], а также почечной недостаточностью [24].

На сегодняшний день механизм поражения печени на фоне применения нимесулида не вполне ясен. Основными факторами, ассоциированными с развитием гепатотоксических реакций, представляются возраст пациентов [16], а также пол (женский) [25]. Морфологически нимесулидиндуцированное повреждение печени проявляется в виде мостовидного и центролобулярного некроза [26], в ряде случаев может наблюдаться и холестатическое повреждение печени [19]. Восстановление протекает длительно, в ряде случаев до 16 месяцев [22]. Нередко единственным эффективным методом лечения нимесулид-индуцированной фульминантной печеночной недостаточности служит трансплантация печени [27]. Именно в связи с высоким риском гепатотоксических реакций была аннулирована регистрация нимесулида в Финляндии (2002) и в Испании, при этом было инициировано специальное расследование надзорными инстанциями.

В сентябре 2007 г. Европейское медицинское агентство (EMEA) выпустило специальное постановление относительно гепатотоксичности нимесулида, в котором подчеркивалось, что период применения нимесулида не может превышать 15 дней, а все пачки нимесулида, содержащие более 30 доз препарата, должны быть отозваны с рынка в связи с высоким риском поражения печени [28]. В США же, благодаря активной позиции FDA, как уже упоминалось выше, препарат так и не был зарегистрирован. Этому примеру последовали регуляторные органы ряда других стран (Канада, Австралия, Великобритания, Новая Зеландия).

Кроме того, были поставлены и вопросы относительно безопасности нимесулида для органов желудочно-кишечного тракта. Появились сообщения о том, что на фоне его длительного приема могут развиваться множественные перфорации тонкой и толстой кишки [29]. Возможным объяснением могут служить топическое действие нимесулида на стенку кишки ввиду его недостаточной растворимости. Некоторые авторы считают, что ингибирование ЦОГ-2 нимесулидом в поврежденной слизистой оболочке кишки может замедлять заживление эрозий и впоследствии потенцировать перфорации и пенетрации язв [30]. Другими побочными эффектами нимесулида были тяжелые кожные реакции (в том числе острые экзантематозные пустулезные высыпания [31], эритематозно-сквамозные элементы [32]), а также эозинофильные инфильтраты в легких [33]).


umedp.ru

Некроз гепатоцитов

Острый некроз гепатоцитов с высокой активностью трансаминаз в крови могут вызвать множество препаратов, наиболее известный из которых — парацетамол. Воспаление присутствует не всегда, но обычно сопровождает некроз при поражениях, вызванных диклофенаком (НПВС) и изониазидом (противотуберкулёзный препарат). При поражениях печени, вызванных аллопуринолом, возможно образование гранулём. Острый некроз гепатоцитов также описан при приёме некоторых фитопрепаратов, в том числе дубровника, окопника лекарственного и джин бу хуана (jin bu huan). Кроме того, тяжёлый острый гепатит могут вызвать некоторые наркотики, например кокаин и экстази.

Некроз гепатоцитов, развившийся под действием лекарственных средств, клинически неотличим от некроза, вызванного другими причинами, например вирусной инфекцией или ишемией. Поэтому в таких случаях важно собрать полный лекарственный анамнез, обращая особое внимание на аллергические реакции, например сыпь или эозинофилию.

Диагноз обычно устанавливают по лекарственному анамнезу, после того как с помощью серологических и других исследований будут исключены другие возможные причины (вирусные инфекции, ишемия).

Тяжесть поражения может быть различной — от минимальных изменений до острого некроза печени. Лекарственные средства, особенно парацетамол, являются причиной 20— 50% случаев острого некроза печени.

Лабораторные исследования. Активность АсАТ и АлАТ обычно повышена в 2—30 раз. Эти ферменты попадают в кровь из цитоплазмы поврежденных или гибнущих гепатоцитов.

Определить тип и тяжесть поражения печени может помочь рано проведенная чрескожная биопсия печени.

  • Четыреххлористый углерод и такие препараты, как парацетамол и галотан, вызывают центролобулярный некроз.
  • Аспирин и другие НПВС, тиазидные диуретики, никотиновая кислота, клофибрат, гемфиброзил, оксациллин, препараты, содержащие сульфонамидную группу, рифампицин, кетоконазол, фторцитозин, зидовудин, изониазид, такрин, тразодон, антагонисты кальция, β-адреноблокаторы и метилдофа вызывают диффузное поражение паренхимы печени, как при вирусных гепатитах.
  • вВальпроевэя кислота, амиодарон, тетрациклин (при в/в введении) могут вызвать мелкокапельное отложение жиров в гепатоцитах и привести к печеночной недостаточности.

Лечение. Немедленно отменяют препарат, вызвавший поражение печени, и начинают симптоматическое лечение. Большинство больных поправляются в течение нескольких недель или месяцев. Однако при остром некрозе печени смертность остается высокой.

Стеатоз

Мелкокапельные скопления жиров в гепатоцитах, обусловленные прямым нарушением β-окисления в митохондриях, могут развиться при использовании тетрациклинов и вальпроевой кислоты. Крупнокапельные скопления жиров в гепатоцитах описаны при приёме тамоксифена и амиодарона. Сосудистые/синусоидальные поражения Некоторые препараты, например алкилирующие агенты, применяемые в онкологии, могут повреждать сосудистый эндотелий с развитием обструкции венозного оттока от печени. Длительный приём витамина А в чрезмерных дозах иногда сопровождается повреждением синусоидов и местным фиброзом, который способен привести к портальной гипертензии.

Фиброз печени

Повреждения печени, вызываемые большинством препаратов, обратимы. Фиброз развивается очень редко. Тем не менее метотрексат, помимо способности вызывать острое повреждение печени на начальных этапах терапии, при использовании способен привести к циррозу. Факторы, которые вызывают риск развития лекарственно-индуцированного фиброза печени включают предшествующую патологию печени и злоупотребление алкоголем.

Лекарственный холестаз

Изолированный холестаз (т.е. нарушение оттока жёлчи при отсутствии поражения печени) могут вызвать эстрогены [что нередко наблюдали ранее, когда для контрацепции использовали высокие дозы эстрогенов (по 50 мгк/сут)]. Современные препараты для пероральной контрацепции и заместительной гормональной терапии можно использовать при хронической патологии печени.

Такие препараты, как хлорпромазин и некоторые антибиотики, могут вызвать холестатический гепатит, характеризующийся воспалением и поражением жёлчных капилляров. Из антибиотиков изменения ФПП нередко вызывает амоксиклав. Анаболические стероиды, используемые культуристами, также могут вызвать холестатический гепатит. Некоторые препараты, например НПВС и ингибиторы ЦОГ-2, могут вызвать холестаз в сочетании с острым поражением паренхимы печени.

Лекарственный холестаз развивается при нарушении секреции желчи гепатоцитами. В основе этого может лежать изменение-физических и химических свойств мембран гепатоцитов, например, под действием эстрогенов и алкилированных по С17 производных тестостерона. Кроме того, лекарственные средства или их метаболиты могут вызывать холестаз за счет воздействия на цитоскелет гепатоцитов, ингибирования N++-АТФазы в мембранах клеток или иммунных реакций с повреждением гепатоцитов или мелких желчных протоков. Чаще всего Холестаз вызывают фенотиазины, трициклические антидепрессанты, эритромицин, карбамазепин, ципрогепта-дин, толбутамид, каптоприл, фенитоин, ТМП/СМК, сульфасалазин и гиполипидемические средства.

Диагноз. По клиническим и лабораторным признакам лекарственный холестаз может напоминать обструкцию внутри- и вне-печеночных желчных протоков, септический холангит или острый холецистит.

  1. Клиническая картина. Характерны повышение температуры, боль, болезненность при пальпации верхней части живота (особенно в правом подреберье), желтуха и зуд. Может сильно повыситься уровень прямого билирубина (до 34— 513 мкмоль/л). Возможны также сыпь и другие проявления аллергических реакций.
  2. Диагностика. Большинству больных выполняют УЗИ, чтобы исключить обструкцию желчных протоков. В сложных случаях могут потребоваться эндоскопическая ретроградная холангиопанкреатография, чрескожная чреспеченочная холангиография или КТ.
  3. Биопсия печени. Показанием к ней служит невозможность поставить диагноз с помощью описанных выше методов. Обычно выявляется холестаз, иногда с признаками воспаления. Могут присутствовать воспаление мелких желчных протоков, воспалительная инфильтрация портальных трактов и незначительный некроз гепатоцитов.

Лечение симптоматическое. Важно немедленно отменить гепатотоксичный препарат.

Смешанное поражение печени

У больных умеренно повышены активность сывороточных аминотрансфераз и ЩФ, а также уровень билирубина. По большей части это проявления гиперчувствительности к препаратам, возникающие лишь у немногих предрасположенных к ним лиц.

Фенитоин. Клиническая картина поражения печени напоминает инфекционный мононуклеоз. Повышается температура, увеличиваются лимфоузлы, печень болезненна при пальпации. При биопсии печени обнаруживается лимфоцитарная инфильтрация портальных трактов и очаговый некроз гепатоцитов.

Хинидиг, аллопуринол, нитрофурантоин, дилтиазем и многие другие препараты вызывают гранулематозное воспаление с частичным некрозом гепатоцитов.

Подробный список гепатотоксичных препаратов и описание их воздействия на печень можно найти в статье Lewis.

Амиодарон

Недавно обнаружено, что три препарата, используемых при лечении сердечно-сосудистых заболеваний, — амиодарон, пергексилин и диэтифен — вызывают поражение печени, напоминающее алкогольный гепатит.

Патогенез. У 20—40% больных амиодарон вызывает отложения в коже и в роговице, тиреотоксикоз или гипотиреоз, легочные инфильтраты и интерстициальный пневмосклероз, нейропатию, гепатомегалию с повышением активности сывороточных аминотрансфераз. При биопсии печени гистологическая картина напоминает алкогольный гепатит. Возможны разрастание желчных протоков, фиброз и цирроз печени. При электронной микроскопии видны фосфолипиды внутри вторичных лизосом. Показано, что амиодарон накапливается в лизосомах, содержащих кислые ферменты, где выступает в роли конкурентного ингибитора лизосомных фосфолипаз. В результате фосфолипиды не разрушаются, а накапливаются в лизосомах гепатоцитов. Связь между фосфолипидозом и развитием состояния, напоминающего алкогольный гепатит и цирроз, пока не ясна.

Амиодарон медленно выводится из организма и имеет большой объем распределения. Даже через несколько месяцев после отмены препарат обнаруживается в печени и его уровень в крови остается повышенным. Гепатотоксичность амиодарона клинически обычно не проявляется. Как правило, она развивается через год приема препарата, но иногда может появиться уже через месяц.

Диагноз. На поражение печени указывают гепатомегалия, умеренное повышение активности сывороточных аминотрансфераз и иногда повышенный уровень билирубина. Для окончательной постановки диагноза может потребоваться биопсия печени с гистологическим исследованием и электронной микроскопией материала.

Течение заболевания и лечение. Амиодарон отменяют и назначают симптоматическое лечение. Гепатомегалия со временем проходит, но поражение печени может прогрессировать, приводя к циррозу и его осложнениям.

Аспирин

Показано, что аспирин и другие салицилаты могут вызывать поражение печени у лиц с ревматическими заболеваниями и ДЗСТ, в том числе ревматоидным артритом и ювенильным ревматоидным артритом, ревматизмом, СКВ. Иногда страдают и здоровые люди, а также больные с неревматическими заболеваниям, например с ортопедическими нарушениями.

Патогенез. Важную роль, судя по всему, играют уровень препарата в крови (более 5 мг%) и длительность приема (от 6 сут до нескольких недель). По-видимому, поражение печени носит кумулятивный характер, поскольку проявляется лишь после многих дней приема аспирина в больших терапевтических дозах. Разовая передозировка аспирина практически никогда не приводу к поражению печени.

Ревматические заболевания и ДЗСТ могут повышать чувствительность печени к токсическому действию аспирина. Причиной могут быть гипоальбуминемия, в результате которой уровень несвязанного аспирина в крови выше, чем у здоровых людей; уже имеющееся нарушение функции печени; и, возможно, нарушение метаболизма салицилатов. В основе поражения печени в данном случае лежит скорее токсичность самих салицилатов, чем индивидуальная непереносимость их больными. Салицилат холина и салицилат натрия также обладают гепатотоксичностью. Поражение печени обычно легкое, острое и обратимое. Чтобы оно прошло, достаточно снизить дозу аспирина, не отменяя препарат полностью. Есть веские основания полагать, что на фоне вирусной инфекции у детей аспирин может вызывать синдром Рейе.

Клиническая картина. Симптомы поражения печени выражены слабо. У большинства больных оно вообще протекает бессимптомно, хотя некоторые жалуются на потерю аппетита, тошноту, неприятные ощущения в животе. Желтухи, как правило, не бывает.

Обычно поражение печени протекает легко, однако описаны случаи энцефалопатии, тяжелой коагулопатии и острого некроза печени со смертельным исходом. Данных о том, что аспирин вызывает хроническое поражение печени, нет.

Диагностика. Активность сывороточных аминотрансфераз обычно умеренно повышена. Активность ЩФ, как правило, в норме или повышена лишь незначительно. Сывороточный уровень билирубина повышался лишь в 3% описанных случаев.

Лечение симптоматическое. В большинстве случаев отменять препарат необязательно — достаточно снизить дозу так, чтобы сывороточный уровень аспирина не превышал 15 мг%.

Парацетамол

Парацетамол обладает обезболивающим и жаропонижающим действием; в терапевтических дозах его побочные эффекты, как правило, незначительны. Но в больших дозах он гепатотоксичен и может вызвать некроз печени.

Как правило, к поражению печени приводит разовая передозировка парацетамола (более 10 г) с целью самоубийства. Однако и многократный прием небольших доз препарата в лечебных целях может привести к тому, что общая доза окажется достаточно большой, чтобы вызвать поражение печени. При алкоголизме гепатотоксическое действие оказывают меньшие дозы парацетамола — разовая доза 3 г или прием в терапевтических дозах по 4—8 г/сут в течение 2—7 сут. Кроме того, неоднократный прием парацетамола в терапевтических дозах может вызвать гепатотоксичность при уже имеющемся заболевании печени, недоедании, тяжелом истощении.

Патогенез. Около 5—10% препарата окисляется до производных катехоламинов, а также β-гидрокси- и β-метоксипарацетамола. Еще 5—10% гидроксилируется микросомальными ферментами печени с образованием высокоактивного токсичного метаболита N-ацетил-п-бензохинонимина. В норме он связывается с цистеиновым остатком глутатиона в цитозоле гепатоцитов и выводится с мочой в виде тиоэфиров.

Риск поражения печени при приеме большой дозы парацетамола зависит от:

  • возраста больного;
  • общего количества принятого препарата;
  • достигнутой сывороточной концентрации парацетамола;
  • скорости его разрушения;
  • запасов глутатиона в печени.

Возраст больного. У маленьких детей риск поражения печени при передозировке парацетамола значительно ниже, чем у взрослых.

Общее количество принятого препарата. Токсичная разовая доза парацетамола, как правило, превышает 15 г, однако в отдельных случаях токсичной может оказаться доза 3—6 г.

Запасы глутатиона в печени. Токсичность парацетамола во многом зависит от количества глутатиона в печени. Некроз гепатоцитов начинается, когда израсходовано более 70% глутатиона или когда запасы глутатиона снижены после голодания, при истощении либо после приема алкоголя.

Гепатотоксичность парацетамола при алкоголизме. На фоне алкоголизма поражение печени может развиваться даже при терапевтических дозах парацетамола. Причина в том, что длительный прием алкоголя индуцирует микросомальные ферменты печени, а сопутствующее алкоголизму истощение снижает способность организма связывать токсические метаболиты парацетамола из-за сниженного количества глутатион.

Локализация поражения печени. Поражение паренхимы печени обычно центролобулярное, что соответствует расположению ферментов, участвующих в метаболизме парацетамола. Синусоиды часто заполнены кровью и расширены к центру. Характерен обширный геморрагический некроз гепатоцитов с незначительной воспалительной инфильтрацией и без жировой дистрофии.

Диагноз

  1. Клиническая картина. Через несколько часов после приема большой дозы (более 10 г) парацетамола у больного обычно возникает тошнота и рвота. Если одновременно с парацетамолом принимались транквилизаторы, возможна оглушенность. В течение суток тошнота и рвота проходят, и пострадавший выглядит здоровым.
  2. Диагностика. Активность АлАТ и АсАТ обычно сильно повышена, активность ЩФ повышается не так значительно. В большинстве случаев быстро развиваются тяжелые нарушения свертывания, которые проявляются удлинением ПВ. Удлинение ПВ более чем вдвое по сравнению с нормой говорит о неблагоприятном прогнозе. Уровень билирубина обычно повышен лишь незначительно.
  3. Тяжесть поражения печени может быть различной. Через 4— 18 сут после попадания парацетамола в организм может развиться токсическая дистрофия печени со смертельным исходом.
  4. Поражение других органов..
  5. Выздоровление. Если больной переживает острый период, то в течение 3 мес структура печени полностью восстанавливается.

Лечение

Лечение при передозировке парацетамола направлено на снижение всасывания препарата (назначают активированный уголь или холестирамин) и на ускорение его выведения (путем гемодиализа и гемосорбции). Ни один из этих методов не гарантирует успеха.

Ацетилцистеин. Поскольку для нейтрализации токсичных метаболитов парацетамола необходим глутатион, важно восполнить его запасы в печени. Для этого больным назначают ацетилцистеин, обеспечивающий организм предшественником глутатиона цистеином. Ацетилцистеин эффективен при назначении в первые 10 ч после передозировки парацетамола. Если после отравления прошло более 10, но менее 24 ч, ацетилцистеин все равно назначают, но эффективность его при этом заметно ниже. При приеме внутрь ацетилцистеин хорошо переносится большинством больных; он может вызывать небольшую тошноту и иногда рвоту. Если прием внутрь невозможен, препарат вводят в/в.

Схема лечения. Лечение начинают с установления факта отравления парацетамолом, определения количества попавшего в организм препарата и времени, прошедшего с этого момента. Если прошло менее суток, промывают желудок через назогастральный зонд большого диаметра. Больному назначают внутрь начальную дозу ацетилцистеина. Общая длительность лечения составляет 72 ч. В ходе лечения определяют сывороточную концентрацию парацетамола. Если при имеющейся сывороточной концентрации вероятно поражение печени, необходим полный курс лечения. Если же она ниже токсической, лечение можно прервать. Если больной плохо переносит ацетилцистеин внутрь, назначают противорвотное средство. При упорной рвоте после приема ацетилцистеина препарат вводят через назогастральный или назоеюнальный зонд. Можно также развести ацетилцистеин кока-колой, соком или водой в соотношении три к одному, чтобы легче было его пить.

При тяжелом состоянии больного проводят активное симптоматическое лечение как при тяжелом вирусном гепатите. Постоянно следят за основными физиологическими показателями, диурезом, функцией сердца и почек, картиной крови. Любые нарушения водно-электролитного баланса и КЩР немедленно устраняют.

По любым вопросам, связанным с лечением отравления парацетамолом, можно круглосуточно обращаться в Центр отравлений в Денвере по телефону 800-525-6115.

Хронический лекарственный гепатит

Хронический лекарственный гепатит могут вызывать такие препараты, как оксифенизатин, метилдофа, нитрофурантоин, дантролен, изониазид, пропилтиоурацил, галотан, сульфаниламиды. Каждый из них вызывает хронический гепатит очень редко, и общее количество случаев невелико. Тем не менее при подозрении на хронический гепатит обязательно собирают лекарственный анамнез.

Метилдофа очень редко вызывает хронический гепатит; однако не обнаруженная вовремя болезнь может прогрессировать и привести к хроническому активному гепатиту. Гепатит развивается через несколько недель лечения метилдофой, что предполагает роль реакций гиперчувствительности. Если заболевание распознано вовремя, после отмены препарата воспаление стихает.

Оксифенизатин — слабительное средство, в США снятое с производства, но все еще применяемое в Европе и Южной Америке, особенно женщинами. Оксифенизатин может вызывать острый и хронический гепатит, напоминающий хронический аутоиммунный («люпоидный») гепатит. Если не прекратить прием препарата, со временем может развиться цирроз печени. После отмены оксифенизатина лрогрессирование заболевания, как правило, прекращается, состояние печени может даже улучшиться.

Изониазид. У 20% больных в первые 2—3 мес лечения изониазидом повышается активность сывороточных аминотрансфераз и возникает легкое бессимптомное поражение печени. Но примерно в 1% случаев поражение печени бывает тяжелйм, вплоть до токсической дистрофии печени со смертельным исходом.

Патогенез. Полагают, что лекарственный гепатит вызывается гепатотоксическими промежуточными метаболитами изониазида. Препарат вначале ацетилируется, а затем превращается в ацетилфенилгидразин, отличающийся высокой гепатотоксичностью. Есть данные, что те, у кого высока активность ацетилирующих ферментов (например, большинство уроженцев Восточной Азии), чаще страдают гепатитом, вызванным приемом изониазида.

Клиническая картина. Симптомы гепатита, вызванного приемом изониазида, неспецифичны и напоминают вирусный гепатит. Характерны усталость, недомогание, потеря аппетита. У10% больных отмечается желтуха. Аллергические реакции, сыпь, увеличение лимфоузлов, артралгия и артрит возникают редко. Предрасположенность к гепатиту, вызванному изониазидом, выше у пожилых, особенно у женщин. В возрасте до 20 лет такой гепатит — редкость. В возрасте 20—35 лет риск повышается до 0,5%, 35—50 лет —до 1,5%, старше 50 лет —до 3%. Употребление алкоголя и прием препаратов, индуцирующих микросомальные ферменты печени, например рифампицина, повышает риск вызванного изониазидом гепатита. Продолжение приема препарата после появления симптомов гепатита усугубляет поражение печени, поэтому крайне важно в первые 1—2 нед после появления симптомов отменить препарат.

Лечение. Специфического лечения гепатита, вызванного приемом изониазида, не существует. Главное — прекратить прием препарата, после чего проводят симптоматическое лечение. Глюкокортикоиды в данном случае неэффективны.

Лекарственные препараты, противопоказанные при циррозе печени

При циррозе печени следует с осторожностью применять большинство анальгетиков, поскольку они могут провоцировать развитие осложнений. Не следует использовать НПВС, так как они обладают гепатотоксическими эффектами и могут усиливать печёночно-почечную недостаточность. При хронических заболеваниях не следует назначать парацетамол в дозах, превышающих 3 г/сут.

www.sweli.ru

7.2.1. Ãåïàòîòîêñè÷åñêèå ðåàêöèè, çàâèñÿùèå îò äîçû ëåêàðñòâ (îáëèãàòíûå)

Ñàëèöèëàòû. Ïðè èñïîëüçîâàíèè 2 ã ñàëèöèëàòîâ â ñóòêè ðàçâèâàåòñÿ ôîêàëüíûé ãåïàòîöåëëþëÿðíûé íåêðîç ó 2/ç ïàöèåíòîâ. Áîëüíûå ñ íàðóøåííûì îáìåíîì êîëëàãåíà â ïå÷åíè îñîáåííî ÷óâñòâèòåëüíû ê ýòèì ïðåïàðàòàì. Ñòåàòîç ïå÷åíè, â òîì ÷èñëå ðàçâèòèå ñèíäðîìà Ðåéÿ, áûëî îáíàðóæåíî ó äåòåé, ëå÷åííûõ ñàëèöèëàòàìè.

Òåòðàöèêëèí. Áîëüøèå äîçû òåòðàöèêëèíà âûçûâàþò ïîðàæåíèå, ñõîæåå ñ êàðòèíîé îñòðîé æèðîâîé äèñòðîôèè ïå÷åíè ó áåðåìåííûõ, ñ öåíòðàëüíûìè è ïðîìåæóòî÷íûìè íåêðîçàìè è âïîñëåäñòâèè ñ æèðîâûìè âêëþ÷åíèÿìè â öèòîïëàçìå ãåïàòîöèòîâ. Âîçìîæíî ðàçâèòèå ïå÷åíî÷íîé íåäîñòàòî÷íîñòè. Äëÿ ïðîôèëàêòèêè ýòîãî îñëîæíåíèÿ ñóòî÷íàÿ äîçà ïðåïàðàòà íå äîëæíà ïðåâûøàòü 2 ã ïðè ïðèåìå ÷åðåç ðîò è 1 ã ïðè âíóòðèâåííîì ââåäåíèè.

Àíòèìåòàáîëèòû. Ïîâðåæäàþùåå äåéñòâèå íà ïå÷åíü òàêèõ ïðåïàðàòîâ, êàê 6-ìåðêàïòîïóðèí, ìåòîòðåêñàò, óðåòàí, êàê èçâåñòíî, ïðèâîäèò ê èçìåíåíèþ áèîõèìè÷åñêèõ ïîêàçàòåëåé — ïîâûøåíèþ àêòèâíîñòè àìèíîòðàíñôåðàç è ÙÔ ñûâîðîòêè, çàäåðæêå áðîìñóëüôàëåèíà è î÷åíü ðåäêî ê ïîâûøåíèþ óðîâíÿ áèëèðóáèíà â ñûâîðîòêå êðîâè.  ÷èñëå ìîðôîëîãè÷åñêèõ èçìåíåíèé ïå÷åíè îïèñàíû íåêðîçû è îæèðåíèå ãåïàòîöèòîâ, âîñïàëèòåëüíàÿ èíôèëüòðàöèÿ ñ ôèáðîçîì ïîðòàëüíûõ òðàêòîâ ïîñëå ïðèìåíåíèÿ ìåòî-òðåêñàòà è 6-ìåðêàïòîïóðèíà; ìîæåò òàêæå ïîâðåæäàòüñÿ ýïèòåëèé ñîñóäîâ. Ïîðàæåíèå ïå÷åíè ðàçâèâàåòñÿ íå òîëüêî ñðàçó æå ïîñëå ïðèåìà ïðåïàðàòà, íî è â òå÷åíèå 3 íåä ïîñëå ïðåêðàùåíèÿ ëå÷åíèÿ; â ýòèõ ñëó÷àÿõ äåéñòâèå ïðåïàðàòà òðóäíî îòëè÷èòü îò åñòåñòâåííîãî òå÷åíèÿ çàáîëåâàíèÿ.

www.rusmedserver.ru

В статье освещены вопросы диагностики и лечения лекарственных поражений печени

    В последние годы существенно возросло значение лекарственных поражений печени (ЛПП), с этой проблемой сталкиваются врачи всех специальностей. Сложность диагностики ЛПП заключается в том, что клинико-лабораторные проявления и гистологические признаки могут «симулировать» другие заболевания печени или накладываться на уже имеющиеся вирусные и/или алкогольные повреждения печени. В то же время ЛПП необходимо диагностировать в более ранние сроки, т. к. продолжающийся прием лекарственных препаратов способен многократно усилить тяжесть клинических проявлений и существенно повлиять на исход заболевания в целом.
    По мнению А.О. Буеверова [1], «истинная распространенность лекарственных поражений печени остается и, по-видимому, останется неизвестной, однако можно констатировать, что в клинической практике данный диагноз формулируется неоправданно редко. Это обусловлено несколькими факторами, среди которых наиболее важное значение имеют: 
1) нежелание пациента сообщать о приеме некоторых препаратов (антидепрессантов, нейролептиков и др.);
2) нежелание врачей документировать ятрогенные заболевания.
    Общие факторы, предрасполагающие к появлению ЛПП, следующие: 
1) назначение лекарственных средств в высоких дозах; 
2) дозирование препарата без учета индивидуальных особенностей больного; 
3) длительное лечение; 
4) полипрагмазия; 
5) заболевания печени любой этиологии; 
6) фоновые системные заболевания (особенно заболевания почек).
    Zimmerman в 1978 г. предложил относить вещества, вызывающие поражение печени, к одной из 2-х групп: 1) облигатные гепатотоксиканты и 2) повреждающие орган лишь у чувствительных индивидов (идиосинкразические) [2].
    Облигатные гепатотоксиканты вызывают предсказуемый дозозависимый эффект, как правило, воспроизводимый в опытах на экспериментальных животных. 
    У небольшой части людей лекарственные вещества, не проявляющие свойства гепатотоксикантов в эксперименте, тем не менее вызывают поражения печени. В основе явления лежат генетически детерминированные особенности метаболизма ксенобиотиков и иные причины повышенной восприимчивости организма к лекарственному веществу. Этот вид патологии не воспроизводится в эксперименте и не носит дозозависимый характер. Критерии, позволяющие различить эти формы, представлены в таблице 1. Но на практике четко провести различия между прямой гепатотоксичностью и идиосинкразией удается не всегда. Более того, у восприимчивых больных некоторые лекарственные соединения, которые прежде причисляли к аллергенам, по-видимому, непосредственно повреждают мембраны гепатоцитов через промежуточные токсические метаболиты.

Таблица 1. Токсические и идиосинкразические поражения печени при действии лекарственных веществ

    Токсическое вещество может непосредственно воздействовать на структуру гепатоцита (метаболит парацетамола – N-ацетил-р-бензохинон) и/или оказывать опосредованное влияние на специфические метаболические реакции (например, торможение синтеза белка при применении цитостатических антибиотиков). Большинство прямых гепатотоксикантов вызывают дозозависимый некроз печени, часто при наличии влияний на другие органы (почки). Классическим препаратом с облигатным гепатотоксическим действием является парацетамол.
    Основу токсического действия лекарственных веществ на печень составляют повреждения гепатоцитов. Механизмы, лежащие в основе гепатоцитотоксического действия лекарственных веществ (табл. 2), тесно связаны между собой, часто утяжеляют действие друг друга по типу «порочного круга».

Таблица 2. Основные механизмы, лежащие в основе цитотоксического действия лекарственных препаратов

    Спектр клинических проявлений заболеваний печени, вызванных лекарствами, может быть чрезвычайно разнообразным, однако наиболее часто встречаются острые поражения по типу гепатита (приблизительно в 80% случаев). Хроническое ЛПП может быть самостоятельным заболеванием (например, при многолетнем приеме метилдофы), но обычно развивается как исход острого патологического процесса (при длительном поступлении лекарств или их комбинации).
    Тяжесть течения лекарственно-индуцированных заболеваний печени варьирует от бессимптомного повышения уровня трансаминаз до развития фульминантной печеночной недостаточности (ФПН).
    Помимо симптомов, характерных для заболеваний печени (желтуха, кожный зуд, «печеночные знаки», кровоточивость, увеличение печени и болезненность при ее пальпации), часто наблюдаются проявления общего характера (тошнота, абдоминальный дискомфорт, снижение аппетита, общая слабость, понижение трудоспособности). Хотя возможно развитие острой печеночной недостаточности, тем не менее в большинстве случаев лекарственные реакции – транзиторные и разрешаются самопроизвольно.
    Латентный период при использовании гепатотоксичных дозозависимых препаратов, как правило, короткий (патологические проявления развиваются в пределах 48 ч от начала приема). В зависимости от степени повышения уровней аланинаминотрансферазы (АЛТ) и щелочной фосфатазы (ЩФ) острое повреждение печени классифицируют как гепатоцеллюлярное (цитолитическое), холестатическое или смешанное, сочетающее признаки холестаза и цитолиза (табл. 3). 

Таблица 3.Основные типы острых лекарственных поражений печени

    Чаще, в 2/3 случаев, встречается гепатоцеллюлярный тип повреждения. Повышение активности АЛТ до 5 раз по сравнению с верхней границей нормы рассматривается как умеренная гиперферментемия; в 6–10 раз – как гиперферментемия средней степени, более чем в 10 раз – как высокая. При лекарственно-индуцированных заболеваниях печени повышение уровня АЛТ является наиболее чувствительным тестом ранней диагностики. При митохондриальных гепатоцитопатиях значительно повышается активность аспартатаминотрансферазы (АСТ). В зависимости от основного типа поражения печени клинические симптомы и изменения биохимических показателей могут варьировать в широких пределах.
    Острый лекарственный гепатит разной степени тяжести, пожалуй, представляет собой наиболее часто встречающееся повреждение печени, вызванное лекарственными средствами. Как правило, он обусловлен реакциями идиосинкразии, риск развития лекарственного гепатита повышается при длительном и многократном применении препарата. В клинической картине в продромальном периоде преобладают диспепсические нарушения, астенический, аллергический синдромы. С развитием желтушного периода отмечаются потемнение мочи и осветление кала, выявляются увеличение и болезненность печени. Повышение аминотрансферазной активности и уровня ЩФ находится в прямой зависимости от цитолиза и распространения некроза печени. Увеличивается уровень γ-глобулинов в сыворотке. При отмене лекарственного препарата регресс клинической симптоматики происходит достаточно быстро. В ряде случаев лекарственный гепатит несет опасность ФПН, смертность при которой может достигать 70%. Острый лекарственный гепатит описан при назначении противотуберкулезных агентов (в особенности изониазида), аминогликозидов (стрептомицин, амикацин, рифампицин), гипотензивных препаратов (метилдофа, атенолол, метопролол, лабетолол, ацебутолол, эналаприл, верапамил), противогрибковых средств (кетоконазол, флуконазол), антиандрогенных препаратов (флутамид), такрина (обратимый ингибитор холинэстеразы, применяемый при болезни Альцгеймера), клоназепама (противосудорожное средство) [3, 4].
    Стеатогепатит. Кортикостероиды, тамоксифен и эстрогены могут выступать в качестве «пусковых» факторов стеатогепатита у предрасположенных лиц, например, больных диабетом, ожирением центрального происхождения или гипертриглицеридемией. Лекарственно-индуцированный стеатогепатит обычно развивается на фоне длительной фармакотерапии (более 6 мес.) и, по-видимому, связан с кумуляцией препаратов. Острые жировые изменения печени могут вызывать тетрациклины, НПВС, а также кортикостероиды, вальпроевая кислота и противоопухолевые препараты. Особенностью стеатогепатита, вызванного некоторыми лекарственными средствами, является его продолжающееся прогрессирование после отмены препарата.
    Хронический лекарственный гепатит могут вызывать также повторные назначения нитрофуранов при рецидивирующей мочевой инфекции, клометацин, фенофибрат (гиполипидемическое средство), изониазид (туберкулостатик), папаверин, миноциклин (антибиотик группы тетрациклинов) и дантролен (мышечный релаксант, применяется для устранения мышечных спазмов при церебральном параличе, рассеянном склерозе и травмах спинного мозга). Хронический лекарственный гепатит чаще развивается у лиц, хронически употребляющих алкоголь.
    Острый холестаз описан при применении препаратов разных фармакологических групп, в т. ч. эстрогенов, анаболических стероидов, тамоксифена, нейролептиков (хлорпромазин), статинов, антибиотиков (эритромицин, оксипенициллины, фторхинолоны, амоксициллин/клавуланат), антиагрегантов (тиклопидин), антигистаминных (терфенадин) и противогрибковых средств (тербинафин), НПВП (нимесулид, ибупрофен), гипотензивных (ирберсартан) и антиаритмических препаратов (пропафенон) и др. 
    Изолированный гепатоцеллюлярный холестаз чаще наблюдается при применении половых гормонов и анаболических стероидов. Лекарственно-индуцированная холангиопатия (холестаз в мелких или междолевых протоках) может протекать остро и саморазрешаться после отмены препарата или, напротив, принимать затяжное течение, приводя к дуктопении, а иногда и билиарному циррозу. 

    Диагностика лекарственных поражений печени
    Ранняя диагностика ЛПП представляет особую важность из-за высокого риска прогрессирования заболевания без отмены препарата. Возможность поражений такого рода учитывается при нарушении функции печени у пациентов, принимающих различные лекарственные препараты и препараты альтернативной медицины.
    В связи с большим количеством малосимптомных лекарственно-ассоциированных заболеваний печени у больных, получающих гепатотоксичные лекарственные препараты, и при полипрагмазии целесообразно регулярно (не реже 1 р./2 нед., а при длительной терапии – 1 р./мес.) определять активность аминотрансфераз, ЩФ и уровень билирубина в сыворотке крови. Если активность трансаминаз повышена более чем в 3 раза, препарат отменяют. Альтернативой отмены препарата, а также при необходимости продолжения лечения гепатотоксичным препаратом, является снижение дозы гепатотоксиканта с приемом перорального гепатопротектора. Препаратом выбора в такой ситуации являются лекарства на основе силимарина (Легалон). Показание к немедленной отмене препарата – появление у больного лихорадки, сыпи или зуда.
    Основу диагностики ЛПП составляет тщательно собранный анамнез о применяющихся лекарственных препаратах с оценкой длительности и дозы получаемых средств, выяснением возможности их приема в прошлом. Следует обязательно уточнить ближайший анамнез, узнать, не имел ли место прием биологических активных добавок к пище. Они формально не являются лекарственными препаратами, однако обычно позиционируются в качестве средств лечения широкого спектра заболеваний, в т. ч. и болезней печени, при этом субстанции, входящие в состав подобных средств, нередко обладают выраженными гепатотоксичными свойствами (табл. 4).

Таблица 4. Лекарственные растения с потенциальным гепатотоксичным действием

    Диагноз поражений печени, ассоциированных с лекарственными средствами, является в большинстве случаев диагнозом исключения. Вариант диагностического алгоритма представлен в таблице 5.

Таблица 5. Объем диагностических исследований при подозрении на лекарственно-индуцированное заболевание печени

    С помощью биохимических и иммунологических исследований, ультрасонографии (а в некоторых случаях и других методов лучевой диагностики) устанавливаются заболевания печени иной этиологии. Но следует помнить, что ЛПП может накладываться на «классическое» заболевание печени и изменять его течение. Попытка повторного воздействия лекарственного вещества недопустима по этическим соображениям. Диагноз подтверждается, если клинические симптомы, изменения биохимических показателей и гистологические признаки поражения печени исчезают или уменьшаются после прекращения приема лекарства. Биопсия печени может быть показана при подозрении на предшествующую патологию печени или при отсутствии нормализации биохимических показателей после отмены лекарственного препарата. Специфических гистологических изменений для ЛПП нет. Нередко обнаруживаются гранулемы, значительная примесь эозинофилов в воспалительном инфильтрате, четкая зона разграничения между участком некроза и непораженной паренхимы. При клинико-морфологических сопоставлениях обращает на себя внимание несоответствие выраженности и объема морфологических изменений с общим относительно удовлетворительным состоянием пациента и умеренными сдвигами показателей печеночных тестов.

    Лечение лекарственных повреждений печени
    Первым шагом в лечении лекарственно-ассоциированных заболеваний печени должна быть отмена лекарственного средства. В большинстве случаев отмена «виновного» препарата достаточно быстро приводит к существенному улучшению клинико-лабораторных данных. 
    Но в практической работе это подчас очень сложная для врача задача, например, при проведении химиотерапии у онкологических больных, комплексного противотуберкулезного лечения или лечения нервно-психических заболеваний, болезней суставов, сердца и т. д. Кроме того, многокомпонентная терапия, представляющая собой комплекс потенциально гепатотоксических субстанций, нередко не позволяет конкретизировать вещество, вызвавшее патологическую реакцию.
    В случае назначения врачом препарата с заведомо известным гепатотоксичным действием (парацетамол, химиотерапевтические средства) или повторного назначения курса медикаментозного лечения, при котором ранее отмечались отрицательные биохимические изменения печеночных проб, с первого дня лечения в терапию включают гепатозащитные средства (флавоноиды расторопши) (табл. 6).
    В некоторых случаях предупредить ЛПП можно путем коррекции доз применяемых лекарственных средств. Например, у лиц, хронически употребляющих алкоголь, доза парацетамола не должна превышать 2 г/сут. При реакциях гиперчувствительности следует избегать препаратов, способных вызывать перекрестные аллергические реакции, т. е. представителей той же химической группы, например, фенотиазинов, трициклических антидепрессантов, галогенированных анестетиков и т. д.
    Результаты многочисленных экспериментальных и клинических исследований демонстрируют терапевтический эффект при лекарственно-ассоциированных заболеваниях печени некоторых препаратов из группы гепатопротекторов. 
    Само понятие «гепатопротекторы» по определению является нестрогим и достаточно произвольно трактуется разными специалистами. В наиболее распространенном понимании это класс препаратов, которые независимо от механизма действия повышают функциональную способность клеток печени к синтезу, дезинтоксикации и выведению различных биологических продуктов, поддерживают устойчивость гепатоцитов к различным патогенным воздействиям [5]. Цели назначения гепатопротекторов при лекарственно-индуцированных заболеваниях печени – восстановление и/или поддержание гомеостаза печеночных клеток.
    В клинической практике прежних лет в качестве гепатопротекторов применялись самые разные препараты, многие из которых оказались малоэффективными и вышли из употребления. В настоящее время при лекарственно-ассоциированных заболеваниях печени преимущественно используются лекарства, представленные в таблице 6.
    Основные требования к «идеальному» гепатопротектору были сформулированы R. Preisig:
– достаточно полная абсорбция; 
– наличие эффекта первого прохождения через печень; 
– выраженная способность связывать или предупреждать образование высокоактивных повреждающих соединений; 
– возможность уменьшать чрезмерно выраженное воспаление; 
– подавление фиброгенеза; 
– стимуляция регенерации печени; 
– естественный метаболизм при патологии печени; 
– экстенсивная энтерогепатическая циркуляция; 
– отсутствие токсичности. 
    В практике терапевта, имеющего чаще дело с проявлениями умеренной гепатотоксичности медикаментов, целесообразно использовать не инфузионные, а пероральные формы гепатопротекторов, не требующие пребывания пациентов даже в условиях дневного стационара. Такому условию лучше всего отвечает оригинальный препарат на основе расторопши, содержащие максимальное количество силимарина. Силимарин – общее название химически связанных изомеров флавонолигнана из плодов расторопши. Основными биофлавоноидами в силимарине являются: силибинин, силидианин, силикристин, изосилибинин, среди которых силибинин обладает наибольшей биологической активностью. Полный спект действий силимарина на примере оригинального препарата Легалон отражен в таблице 8. Многочисленные исследования доказали, что силибинин способствует значительному повышению содержания восстановленного глутатиона в печени, тем самым повышая защиту органа от окислительного стресса, поддерживая нормальную дезинтоксикационную функцию печени. Гепатопротективные свойства силимарина (силибинина) связаны не только с восстановлением собственных антиоксидантных систем печени. Силимарин и сам является антиоксидантом благодаря наличию в молекуле фенольной структуры. Силибинин связывает свободные радикалы в гепатоцитах и превращает их в менее агрессивные соединения. Тем самым прерывается процесс перекисного окисления липидов (ПОЛ) и не происходит дальнейшего разрушения клеточных структур. При этом он тормозит как образование малонового диальдегида – маркера оксидантного стресса, так и предотвращает действие ФНО-α на активацию реактивных форм кислорода, что также приводит к прерыванию процесса ПОЛ. Антиоксидантное действие силимарина и торможение реакций ПОЛ отчетливо продемонстрировано in vitro. Флавоноиды расторопши проявляют в 10 раз более высокую антиоксидантную активность, чем токоферол. 
    Механизм противовоспалительного действия силибинина связан с его способностью ингибировать липооксигеназный путь метаболизма арахидоновой кислоты с подавлением синтеза активных медиаторов воспаления, особенно лейкотриенов В-4 в купферовских клетках. В большом количестве экспериментов была показана способность силимарина подавлять активацию NF-kB в клеточных культурах. NF-kB – ключевой регулятор воспалительных и иммунных реакций, который, связываясь с ДНК, вызывает экспрессию генов.
Важной направленностью метаболического действия флавоноидов расторопши является способность активизировать синтез белков и фосфолипидов и поддерживать процесс регенерации гепатoцитов. Силибинин стимулирует в гепатоцитах активность ядерной РНК-полимеразы А, форсирует транскрипцию и скорость синтеза РНК, что, в свою очередь, приводит к увеличению количества рибосом и к активации биосинтеза структурных и функциональных белков.
    Сравнительная характеристика силимаринсодержащих препаратов представлена в таблице 7.
    Гепатопротектор Легалон, получаемый из плодов расторопши, включает максимальное количество силимарина и силибинина благодаря запатентованной технологии производства увеличения концентрации силибинина в лекарственном субстрате. Это позволяет достигнуть более высокой по сравнению с аналогичными препаратами биодоступности, т. е. удовлетворяет большинству требований, предъявляемых к гепатопротекторам.
    При приеме внутрь препарат Легалон быстро растворяется и поступает в кишечник. После всасывания в кишке через систему воротной вены 85% силибинина через 45 мин поступает в печень и избирательно распределяется в гепатоцитах. В печени силимарин метаболизируется путем конъюгации, не образует активных метаболитов. 80% активного вещества при первом прохождении через печень выделяется с желчью в соединении с глюкуронидами и сульфатами. Вследствие деконъюгации в кишечнике до 40% силимарина, выделившегося с желчью, вновь реабсорбируется и вступает в энтерогепатическую циркуляцию. Максимальная концентрация в желчи в 100 раз выше, чем в плазме. Концентрация силибинина после многократного приема стабилизируется, и препарат в организме не накапливается. 
    Регенеративный механизм действия Легалона обусловлен возможностью образования комплекса со стероидными цитоплазматическими рецепторами и транспортируется внутрь ядра клетки, где активирует РНК-полимеразу А. При этом силибинин не оказывает влияния на скорость редупликации и транскрипции в измененных клетках с максимальным уровнем синтеза ДНК, что исключает возможность его пролиферативного действия. 
    Эксперты FDA1 и EMEA2 одобрили применение препарата Легалон в качестве гепатопротективного средства с доказанной способностью восстанавливать дезинтоксикационную функцию печени (табл. 8).

Таблица 6. Гепатопротекторы, использующиеся при лечении лекарственно-ассоциированных заболеваний печени

    Легалоном следует сопровождать лекарственную терапию с первых дней лечения, т. к., по данным многочисленных исследований, более ранний старт гепатопротективной защиты значительно снижает риск хронизации заболевания. 
    Препарат целесообразно применять у больных с ЛПП с клиническими и биохимическими признаками активности профилактическими курсами при необходимости длительного приема гепатотоксичных препаратов (например, цитостатиков, НПВП, антиаритмических средств, антидепрессантов, контрацептивов и т. д.), при вынужденной полипрагмазии (особая группа риска – женщины после 40 лет). Лекарственную терапию пациентам с указанием в анамнезе на диффузные заболевания печени любой этиологии или страдающим алкогольной и никотиновой зависимостью следует также проводить в сочетании с приемом Легалона. Работникам вредных химических производств рекомендуется профилактический прием препарата. 
    Способы применения: 
1. При ЛПП с умеренно выраженным цитолитическим синдромом: по 70 мг 3 р./сут в течение 3–4 мес.
2. При тяжелых ЛПП: 140 мг 3 р./сут 3–4 нед., с переходом на поддерживающие дозы 70 мг 3 р./сут 3–4 мес.
3. При хронических интоксикациях печени (лекарствами, промышленными, бытовыми гепатотоксичными соединениями): по 70 мг 3 р./сут курсами по 3–4 мес. 2–3 р./год.
4. При необходимости медикаментозной терапии пациентам с диффузными заболеваниями печени любой этиологии: 140 мг 3 раза на время проведения лечения и далее по 70 мг в течение 3–4 мес.
5. Для профилактики ЛПП работникам вредных производств: по 70 мг длительно.
    Лечение ЛПП остается традиционно трудной проблемой для практических врачей. Отмена гепатотоксичного препарата зачастую невозможна без создания непосредственной или отсроченной угрозы для жизни пациента, либо без существенного ухудшения качества его жизни. Вместе с тем широко известные данные о способности ткани печени к регенерации позволяют достаточно оптимистично оценивать перспективы и потенциальные возможности патогенетической терапии лекарственно-индуцированных повреждений печени гепатопротекторами.

    Заключение
    В печени происходит метаболизм большинства лекарственных препаратов. При заболеваниях печени любой этиологии, при длительном применении препаратов, полипрагмазии нарушается ее способность метаболизировать лекарственные средства, поэтому при их назначении в обычных дозировках могут возникать неожиданные токсические реакции.
    Возможность токсических эффектов лекарственных препаратов всегда следует учитывать при дифференциальной диагностике печеночной недостаточности, желтухи, повышении уровня трансаминаз. К изолированному повышению маркеров цитолиза на фоне приема лекарств необходимо относиться с большой настороженностью, т. к. это может свидетельствовать о развитии лекарственной патологии печени.
    Выявление лекарственных гепатитов по-прежнему остается одной из самых трудных задач медицины. Диагноз устанавливается редко и, как правило, на стадии желтухи или гепатомегалии. Спектр клинических проявлений заболеваний печени, вызванных лекарственными веществами, чрезвычайно разнообразен, эти проявления часто имеют сходство с «классическими» формами печеночных болезней. Основу диагностики составляет тщательно собранный анамнез о применяющихся лекарственных средствах.
    Следует иметь в виду (в связи с большим количеством малосимптомных ЛПП), что у больных, получающих потенциально гепатотоксичные лекарственные препараты, целесообразно регулярно определять активность аминотрансфераз, ЩФ и уровень билирубина в сыворотке крови.
    Для ускоренного восстановления структуры и функции печени используются гепатопротективные средства. Для амбулаторно-поликлинического звена целесообразно использовать пероральные формы медикаментов на основе силимарина с первого дня лекарственной терапии. Препаратом выбора из силимаринсодержащих гепатопротекторов является оригинальный гепатопротектор Легалон.

1 Управление по контролю за качеством пищевых продуктов и ле-
карственных препаратов (FDA, Food and Drug Administration) – пра-
вительственное агенство, подчиненное Министерству здравоохра-
нения США.
2 Европейское агентство лекарственных средств (EMEA, European
Medicines Agency) – агентство по оценке лекарственных препара-
тов на их соответствие требованиям, изложенным в Европейской
фармакопее.


Поделитесь статьей в социальных сетях

www.rmj.ru

Двуликие лекарства: антибиотики, НПВС и даже витамины

Двуликие лекарства: антибиотики, НПВС и даже витамины

Безусловно, никто не принимает лекарства специально для того, чтобы спровоцировать повреждения печени. И уж тем более врачи назначают препараты не с этой целью. Показания к применению гепатотоксичных медикаментов обычно строго обоснованы. Это могут быть инфекция, аутоиммунный процесс, патология сердечно-сосудистой системы или выраженный болевой синдром.

Целесообразность применения лекарственных средств с токсическим действием на печень определяется врачом после детального объективного исследования, анализа лабораторных показателей и тщательного сбора анамнеза. Вот почему так важно упоминать все сопутствующие и предшествующие болезни, в особенности, если гепатобилиарная система уже страдала ранее.

По этой же причине важно знать, какие медикаменты наиболее агрессивны по отношению к печени.

  • Противотуберкулезные препараты.

Изониазид, рифампицин, стрептомицин и этамбутол имеют выраженное губительное влияние на печень, а назначение сразу нескольких препаратов, как того требуют протоколы лечения туберкулеза, серьезно ухудшает состояние «фильтра».

  • Антибиотики:
  1. Пенициллины. Яркие представители группы препаратов пенициллинового ряда, оказывающие наиболее выраженное гепатотоксическое воздействие, — оксациллин и амоксициллин. Вредное влияние на печень прописано в инструкции к оксациллину, однако стоит отметить, что при строгом соблюдении дозировки побочные эффекты возникают редко. Средняя суточная доза лекарства составляет 3 г, а прямой гепатотоксический эффект возникает при 5-6 г/сут.
  2. Азтреонам, противомикробный препарат группы монобактамов. К числу его побочных эффектов относится гепатит.
  3. Тетрациклины. Отрицательное влияние на печень оказывают все препараты этой группы. Они могут вызвать поражения печени различной степени тяжести, начиная с незначительных изменений в клетках, заканчивая их некрозом.
  4. Макролиды. В сравнении с вышеперечисленными группами противомикробных средств макролиды редко поражают печень, и все же к побочным реакциям препаратов данной группы относят холестатический гепатит. Классическим примером поражения печени является токсический гепатит на фоне приема эритромицина.
  • Салицилаты.

В эту группу входит лекарственный препарат, который часто и бесконтрольно используется в быту как средство от повышенной температуры, головной боли, а то и вовсе как дополнительный ингредиент консервации. Это всем известный аспирин. Другие препараты из группы салицилатов используются не менее широко: цитрамон и аскофен. Согласно исследованиям, более чем у половины пациентов, получающих 2 г препаратов из этой группы в сутки, наблюдалось развитие участков некроза в печени. К сведению: в стандартной таблетке цитрамона содержится около 250 мг ацетилсалициловой кислоты; таблетка аскофена содержит примерно 200 мг салицилатов, а аспирин выпускается в лекарственных формах по 100 и 500 мг.

  • Нестероидные противовоспалительные средства.

Несмотря на то что салицилаты также относятся к противовоспалительным препаратам, действие на печень диклофенака, нимесулида и препаратов коксибов (целекоксиб, рофекоксиб) рассматривается отдельно. Степень поражения печени варьируется от бессимптомного повышения специфических ферментов печени до фульминантной (молниеносной) печеночной недостаточности. Отдельного внимания заслуживает парацетамол: половина случаев фульминантной формы печеночной недостаточности спровоцирована приемом именно этого препарата. Для ее развития достаточно 10-20 г парацетамола (одна таблетка содержит от 200 до 500 мг действующего вещества).

  • Анаболические препараты.

Особенно опасны препараты для перорального приема, то есть таблетки. Чаще прием анаболических средств приводит к холестатическому гепатиту, хотя встречались и случаи некротических изменений в печени.

  • Противогрибковые лекарства.

К ним относятся небезызвестные женщинам препараты против молочницы, а также медикаменты для лечения осложнений после приема антибиотиков: флуконазол, кетоконазол, итраконазол, амфотерицин В.

  • Контрацептивы.

Снова о женщинах: и эстроген, и прогестерон при пероральном приеме могут стать причиной холестатического гепатита.

  • Сердечно-сосудистые препараты:
  1. Блокаторы кальция — нифедипин, верапамил.
  2. Ингибиторы ангитотензинпревращающего фермента (эналаприл, каптоприл).
  3. Антиаритмики — прокаинамид, амиодарон.
  • Статины.

Препараты, влияющие на липидный профиль, через 2-4 недели от начала приема провоцируют повышение активности специфических ферментов печени.

  • Витамины А и В.

При несоблюдении режима приема или скомпрометированной гепатобилиарной системе эти витамины также оказывают токсическое воздействие на орган.

Симптомы лекарственного гепатита: желтуха, тошнота, зуд кожи

Симптомы лекарственного гепатита: желтуха, тошнота, зуд кожи

Начало лекарственного гепатита зависит от препарата, который вызвал поражение органа, дозировки средства, индивидуальной чувствительности и исходного состояния гепатобилиарной системы. В среднем первые симптомы токсического поражения появляются на первой неделе, при фульминантных формах процесс развивается за короткий промежуток времени. Для развития хронических форм требуется длительный прием лекарств. Так, амиодарон вызывает изменения в печени спустя годы от начала приема.

Острые лекарственные гепатиты делятся на цитолитические (при которых разрушаются клетки печени), холестатические (при которых нарушается отток желчи) и смешанные. Все они имеют сходные симптомы, а лабораторно различаются повышением активности разных ферментов.

К симптомам поражения печени относятся:

  • Отсутствие аппетита.
  • Тошнота, не связанная с приемом пищи, и рвота.
  • Отрыжка с горечью.
  • Потеря веса.
  • Расстройства стула (диарея или запор).
  • Умеренные тянущие боли в правом подреберье.
  • Увеличение размеров печени.
  • Болезненность при пальпации правого подреберья.
  • Желтуха.
  • Кожный зуд.
  • Изменение окраски кала и мочи.

Перечисленные изменения может сопровождать лихорадка и астенический синдром — слабость, головная боль, вялость.

Лекарственный гепатит редко развивается у людей со здоровой гепатобилиарной системой, соблюдающих предписанный режим приема медикаментов. Напротив, наличие факторов риска не только удваивает шансы на токсическое поражение, но и усугубляет тяжесть такового.

К факторам-провокаторам медикаментозного гепатита относят нарушение белкового состава крови, возрастную низкую функциональную активность печени (гепатотоксическому влиянию лекарств в большей степени подвержены дети и пожилые люди), патологию почек и печени. Кроме того, чаще патология встречается у женщин.

Употребление алкоголя усиливает гепатотоксичность медикаментов в два раза. Так, для развития парацетамоловой печеночной недостаточности лицам, злоупотребляющим спиртными напитками, достаточно приема 5-10 г препарата.

Синдром Рея у детей: скажите «нет» аспирину

Синдром Рея у детей: скажите «нет» аспирину

Каждая мама знает о том, что аспирин можно давать детям только старше 12 лет, но не каждая знает, почему. Причина этой рекомендации специалистов ВОЗ заключается в том, что самый яркий представитель салицилатов способен вызывать развитие синдрома Рея.

Синдром Рея (белая печеночная болезнь) представляет собой тяжелое состояние, которое характеризуется сочетанным поражением головного мозга и печеночной недостаточностью. Мировая статистика гласит, что 50% случаев синдрома Рея заканчивались летально. При этом подавляющее большинство (около 90%) заболевших были дети младше 15 лет.

К симптомам белой печеночной болезни относятся:

  • тошнота и многократная рвота, не приносящая облегчения;
  • нарушения сознания различной степени тяжести (от незначительной дезориентации до комы);
  • нарушения дыхания, возникающие часто у детей младшего возраста;
  • гепатомегалия.

Как же защитить себя и своих детей от действия гепатотоксических лекарств? Запомните три золотых правила.

  • Не заниматься самолечением.

Неоправданное самостоятельное назначение антибактериальных препаратов обсуждалось неоднократно, а вот бесконтрольное употребление «безобидного» разжижающего кровь аспирина остается без внимания. Любой химиотерапевтический препарат должен назначаться врачом с учетом сопутствующей патологии.

  • Предоставлять врачу максимально полную информацию о перенесенных и хронических заболеваниях во время сбора анамнеза, а также об употребляемых препаратах.

Детализация состояния здоровья крайне важна, ведь всестороннее обследование организма перед назначением конкретного медикамента не целесообразно. В то же время информация о предшествующем заболевании может подсказать доктору, в каком направлении проводить исследование. То же касается и комбинации медикаментов: сочетание нескольких препаратов может вести к усилению или ослаблению их эффектов.

  • Строго соблюдать предписанный режим дозировки медикаментов.

Дозировка лекарственных средств учитывает возрастные особенности и некоторые сопутствующие болезни. Самовольное превышение разовой или суточной дозы неизбежно приведет к негативным последствиям.

medaboutme.ru

Важно знать!
Гепатит лечится простым народным средством, просто утром натощак... Читать далее »